Арнольд о обучении в училище

Обучение профессии было значительной частью процесса в профессиональном училище, в который я поступил осенью 1962. По утрам у нас были уроки, а днем мы расходились по Грацу по местам нашей работы. Это было куда лучше, чем сидеть в классе весь день. Родители знали, что я силен в математике и наслаждались тем, как я могу оперировать данным в уме. Они организовали все так, чтобы мне учиться в области коммерции, а не на сантехника, столяра или какое-то там еще ремесло.

Профподготовка у меня проходила в Майер-Штекбарф, маленьком магазине на Нойбауштрассе, где работало 4 человека. Хозяином был герр доктор Матшер, адвокат на пенсии, всегда надевавший костюм на работу. Магазином он управлял вместе с женой, Кристиной. Сначала мне поручали только простую физическую работу, от штабелирования дров до подметания тротуара. На самом деле мне нравилось заниматься переноской: таскать тяжелые листы композитных плит вверх по лестнице к заказчикам было еще одной формой силового тренинга. Позже меня попросили помочь делать ревизии, и это заинтересовало меня тем, как работает магазин. Меня научили, как заполнять заказы и использовать то, чему я научился на уроках бухучета, для того, чтобы помогать разбираться со счетами.

Важнейшим из приобретенных мной навыков стало искусство продаж. Основное правило было: не позволить клиенту уйти без покупки. Если такое происходило, из этого следовало, что ты слабый продавец. Даже если речь шла об одном маленьком болте, вы должны были его продать. Это означало необходимость попыток по всем возможным направлениям. Если я не мог продать линолеум, я толкал средство для мойки полов.

Я подружился со вторым учеником, Францем Янцем; наша дружба основывалась на совместном восхищении Америкой. Мы говорили о ней бесконечно и даже пытались перевести фамилию Шварценеггер на английский, в итоге у нас получилось «черный пахарь». Я брал Франца в зал и пытался заинтересовать его в тренировках, но не вышло. Ему больше нравилось играть на гитаре; он был участником «Mods», первой рок-группы Граца.

Но Франц понимал мою одержимость бодибилдингом. Однажды он приметил набор гантелей, которые кто-то выбросил. Франц притащил их домой на санках и убедил отца счистить с них ржавчину и покрасить. Потом он принес их ко мне домой. Я устроил из необогреваемой площадки около лестницы у себя дома спортивный зал. С этого момента я получил возможность увеличить тренировочные нагрузки, тренироваться дома в дни, когда не бывал на стадионе.

В Майер-Штекбарф я был известен как ученик, который мечтает уехать в Америку. Матшеры очень спокойно к этому относились. Они учили нас, как ладить с клиентами и друг с другом, как получать выгоду для себя. Фрау Матшер решила исправить некоторые пробелы в нашем обучении. Например, она думала, что мы недостаточно культурно разговариваем, и хотела привить нам более светские манеры. Она усаживала нас надолго и обсуждала искусство, религию, текущие события, а чтобы вознаградить наши старания, угощала нас хлебом и мармеладом.