Арнольд о отцовском воспитании

У нас с Майнхардом не было ни малейшего понятия, на что мы любуемся, но однажды мы собрались снова поиграть в священника, а книги не было. Мы искали везде. В итоге, я задал вопрос маме: «Куда подевалась эта прекрасная книга?» В конце концов, это же была наша Библия! Все, что она смогла ответить: «Мы должны были ее сдать». Позже я спрашивал отца: «Расскажи мне о войне», или задавал ему вопросы о том, что он там делал, и что ему пришлось пережить. Ответ был всегда один: «Тут не о чем разговаривать».

Его жизненной позицией была дисциплина. Мы имели строгий распорядок дня, который ничто не могло изменить: вставали в 6, и я или Майнхард должны были идти за молоком на соседнюю ферму. Когда мы подросли и начали заниматься спортом, к нашим повседневным задачам добавились физические упражнения, и мы должны были заслужить наш завтрак, делая приседания. Днем, закончив с нашими упражнениями и домашней работой, мы могли практиковаться в футболе под руководством отца, независимо от того, насколько была плоха погода. Мы знали, что если мы замешкаемся во время игры, он на нас наорет.

Мой отец в то же время не менее старательно работал над тренировкой наших умов. После мессы в воскресенье, он мог взять нас с собой в небольшое семейное путешествие: посетить другую деревню или посмотреть игру или послушать, как он играет в оркестре. Потом, вечером мы должны были написать эссе об увиденном, минимум 10 страниц. Он проверял наши работы, делал исправления красной пастой, и если мы писали слово с ошибкой, мы должны были написать его снова правильно более 50 раз.

Я любил папу и действительно хотел быть как он. Я помню однажды, когда я был маленьким, я нацепил его форму и стоял на стуле перед зеркалом. Пиджак висел на мне прямо до ног, а шляпа на голове – до носа. Но он не касался наших проблем. Если нам хотелось велосипед, он предлагал нам самим на него заработать. Я никогда не чувствовал себя достаточно хорошим, достаточно сильным, достаточно умным. Он давал мне понять, что всегда есть куда улучшаться. Большинство сыновей на моем месте было бы психически травмировано его требовательностью, но, вместо этого, эта дисциплина впиталась в меня. Я превратил ее в своего помощника, свой двигатель.

Перевод от aleksss


Именно благодаря рекомендациям отца, что нужно заниматься физкультурой Арнольд сохранял здоровье. И к этому приучал и своих сыновей.