Арнольд о своих первых заработках

Я оплачивал мои развлечения из доходов, полученных от моего первого бизнеса – продажи мороженого на Талерзее летом 1957 года. Талерзее – это общественный парк и прекрасное озеро, расположенные у холмов на восточном конце Таля, в пяти минутах ходьбы от нашего дома. До озера было несложно добраться из Граца, и летом тысячи людей отправлялись туда для того, чтобы расслабиться, поплавать, позаниматься греблей или заняться еще каким-нибудь спортом. К обеду они уже были разгорячены и хотели пить, и когда я видел людей, стоящих в очереди за мороженым на террасе, я знал, что это хорошая возможность для бизнеса. Парк был достаточно большой, поэтому, в зависимости от того, где вы расположились, путь до террасы мог занять у вас до 10 минут, и ваше мороженое просто растаяло бы наполовину ко времени, когда вы с ним вернетесь. Я обнаружил, что могу купить дюжину мороженок в стаканчиках-конусах по шиллингу за штуку, а потом ходить вокруг озера и продавать их за 3 шиллинга. Владелец мороженого приветствовал этот дополнительный бизнес и даже одолжил мне специальный кейс, чтобы мороженое не таяло. Продавая мороженое, я мог заработать 150 шиллингов (почти 6 долларов) за день, а также получить хороший загар, прогуливаясь вокруг в шортах.

В итоге мои заработки на мороженом иссякли, и мне было как то не по себе от этого. Решением проблемы, к которому я пришел той осенью, было попрошайничество. Я сматывался из школы и бродил по главной улице Граца в поисках привлекательного лица. Это мог быть мужчина средних лет или студент. Или сельская жительница, на день приехавшая в город. Я подходил и говорил ей: «Простите, но я потерял мои деньги и билет на автобус, а мне нужно домой». Иногда меня прогоняли, но чаще говорили что-то вроде: «Du bist so dumm!» т.е. «Ну ты и тупой!». Тут я понимал, что дело в шляпе, потому что дальше она вздыхала и спрашивала: «Ну, сколько надо то?». «5 шиллингов». «Окей, держи».

Я всегда просил дам написать свой адрес, чтобы я мог вернуть им деньги. Как правило, они отвечали: «Нет, нет, ты не должен ничего возвращать. Просто будь внимательней в следующий раз». Хотя иногда и писали. Ясное дело, ничего отдавать я не собирался. В лучшие дни я мог наклянчить 100 шиллингов – почти 4 доллара. Этого было достаточно, чтобы сходить в магазин игрушек или в кино, жить в свое удовольствие.

Недостатком моей схемы было то, что одинокий школьник на улице в середине буднего дня был подозрителен. Да и много людей в Граце знали моего отца…. В итоге, кто-то сказал ему: «Я сегодня видел твоего сына на улице в городе. Он у какой-то женщины деньги просил». Это привело дома к мега-скандалу в сопровождении грандиозной порки, поставив крест на моей карьере попрошайки.