Первый год, когда мне сказали, что я по-настоящему вошел в форму — 1969. В журнале Muscle builder, на обложке майского номера, была помещена моя фотография со словами: «Арнольд Шврценеггер — новое явление в культуризме». Я сбросил вес с 250 фунтов до 230. На это было довольно трудно решиться, потому что я всегда стремился стать большим, стремился к максимальному весу. Но больше такую массу я не мог сохранять — я вступил в тяжелую, в очень тяжелую борьбу с лучшими культуристами мира. Поэтому мне пришлось нацелиться на идеальную форму. Мне пришлось перепрограммировать свои представления: самый лучший больше не значило самый большой, а это значит самый проработанный. Понимание этого я купил дорого: оно мне стоило горечи поражения в борьбе с Франком Зэйн. После этого я начал снимать с себя лишнее. Но, тем не менее, я знал, что имею преимущество перед большинством культуристов: когда есть объем, есть большая грубая фигура, то есть материал, из которого можно как скульптор вырезать фигуру. Именно это занимало большинство моих тренировок в тот год. Я убирал и убирал лишнее; я полировал и делал из привезенной из Европы дикой массы нужное мне произведение искусства

назад далее