Это чувство захватило и понесло меня за собой. Я заметил, что судей это тоже зацепило. Я выиграл. Я обошел всех фаворитов. Я произвел на организаторов такое впечатление, что они решили оплатить поездку на соревнование за титул «Мистер Юниверс».

Неделей позже я участвовал в европейских соревнованиях на лучшее мужское телосложение («Best Built Man in Europe»). Эти соревнования я тоже выиграл. Но из-за этого вышли неприятности. У спонсоров этих соревнований была другая федерация «Мистер Европа». И та первая федерация заявила, что я нарушил какие-то их правила и поэтому они не могут оплатить мою поездку на «Мистер Юниверс».

Это был сильный удар. Владелец зала отказался от обещания, а организаторы соревнований на звание «Мистер Европа» дисквалифицировали меня, так как я участвовал в других соревнованиях. Я не мог в это поверить.

Я был сильно угнетен. Но я был слишком сильно настроен, чтобы позволить всем этим политическим маневрам остановить меня. И я был не один. Рейнхарт Смолана, владевший в то время атлетическим залом в Мюнхене, понимал насколько велико мое желание выиграть и помог мне - он встал на мою сторону. Рейнхарт знал все эти дела. Годом раньше он участвовал в своем классе и выиграл титул «Мистер Юниверс». Однако он понял, что вес у него недостаточен, чтобы участвовать в абсолютном первенстве. Поэтому он начал сбор средств и направил все свои усилия, чтобы помочь мне добраться до Лондона. И, в конце концов, после месяца усилий мы наскребли достаточно денег на билет.

Это был первый раз, когда я летел на самолете. Я направлялся на соревнования «Мистер Юниверс» и к этому времени даже никогда в самолете не был. Это еще одно свидетельство того, каким я был в то время неопытным. Но я не собирался прокладывать свой путь через бесчисленные титулы «Мистер Этот», «Мистер Тот». Я прицелился в самую вершину.

Помню, как я сел в кресло и пристегивал ремень: «А что если самолет упадет, и я до туда не доберусь». А когда я почувствовал, как с ударом убрались шасси, то прямо холод около сердца почувствовал. Тут я понял, что мы, наконец, поехали.

Я приехал в Лондон, совсем не зная английского языка. Про себя я все время повторял фразу: «Пожалуйста, я хотел бы доехать до гостиницы Королевская». Эту фразу я постоянно проговаривал во время полета. Два бизнесмена из Мюнхена сказали мне, что остановились в том же отеле и взяли меня с собой в такси

назад далее