То самое чувство, которое впервые появилось на «Мистере Европа», этот поток уверенности в себе начал появляться вновь. Я стал чувствовать себя сильнее, я почувствовал готовность. Я начал ходить иначе, начал использовать крохи своего английского языка, позволял телу раскрыться и показывал мышцы даже под одеждой.

Я понимал, что ребята, которые восхищаются моими руками и суетятся вокруг меня, не являются для меня конкурентами. Поэтому я отошел от них и стал ходить по гостинице, разглядывая остальных. Фотографии, которые я раньше видел в журналах за этот год, по отношению к некоторым из них не были правдивыми даже наполовину. Но, просмотрев повнимательней, я начал чувствовать, что смогу победить всех.

Эта мысль исчезла, когда я впервые увидел Чета Йортона. Он выходил из лифта, а я в него входил. Я отступил назад пораженный, и у меня возникла даже не мысль, а чувство, что-то внутри меня сказало, что этого человека я победить не смогу. Я тотчас же согласился с этим и признал свое поражение. Йортон приехал из Америки, как самый главный претендент на победу. В журналах писали, что титул можно сказать он уже выиграл. Он может в этом не сомневаться, ему надо только принять участие. Он был прямо неправдоподобный. Выглядел он особенно: гладко и мягко, выглядел так, как я не ожидал. Во мне было 230 фунтов веса, и у меня были двадцати дюймовые руки. Я думал, что этого достаточно, чтобы выиграть с легкостью. Но взглянув на Чета Йортона, я понял, что большие руки и массивное тело совсем недостаточны для победы. У победителя должен быть особенный вид. Йортон выглядел именно так. Он был загорелый, проработанный, отточенный, каждый мускул был покрыт сетью вен. Я впервые понял, какое значение могут иметь вены на теле. Нельзя сказать, что вены имеют привлекательный вид, но они свидетельствуют о том, как мало подкожного жира на мышцах. И если у вас есть слой жира между мышцами и кожей, то вен видно не будет. Увидев Йортона, я сказал себе: «Арнольд, ты жирный». Я понял, что нужно для того, чтобы вены были видны. Это было для меня новостью.

По сравнению с большинством из нас - европейцев, Чет Йортон и другие американцы выглядели как произведения науки: их тела, казалось, доведены до крайней готовности - закончены и отполированы. Мое тело было далеко не закончено. Я просто приехал в Лондон с большим и мускулистым телом и вдруг я увидел перед собой еще одну длинную дорогу, по которой мне нужно будет пройти, если я хочу выигрывать

назад далее