Глава четвертая

Я незамедлительно вернулся к своему тренировочному графику. Я не отдыхал совсем. Святое дело: дважды в день я выбрасывал все лишнее из головы и проводил тренировку.

Произошли и другие изменения, изменения, которые могли затронуть всю мою жизнь. Человек, которому принадлежал зал, которым я руководил, вдруг заявил, что готов перестать заниматься бизнесом в этой области. Он хотел заниматься только изданием своего журнала и изготавливать протеин. В первую очередь этот бизнес он предложил перекупить мне. Это был отличный случай: я смог бы тренироваться и быть независимым. Ничего лучшего я и пожелать не мог, но у меня не было денег, чтобы купить этот зал. Я смог бы занять какую-то сумму, но этого явно было бы недостаточно. У меня не было еще достаточной репутации, чтобы взять деньги в банке, и у моих друзей не было таких денег. Но я знал, что деньги надо достать обязательно. И я достал их. Я руководил клубами, продавал пищевые добавки, давал частные уроки и делал любую другую левую работу, которую только удавалось найти.

Из этих источников и из того, что удалось занять у друзей, я, в конце концов, наскреб необходимую сумму, чтобы купить оборудование для зала. Но и после этого дела не поправились. Были долги, которые нужно было отдать, а, кроме того, надо было делать кое-какие работы в зале. Это была борьба, адская борьба.

Своей семье я ничего не сообщал. Они представления не имели, что происходит. Они были расстроены моим уходом из армии и моей поездкой в Мюнхен, тем, что я бросил дом и начал руководить спортзалом и тем, что отказывался учиться какой-нибудь респектабельной профессии. Они регулярно звонили мне и писали письма. Они спрашивали меня, когда я найду настоящую работу и начну жить размеренной жизнью. Они спрашивали меня: «Неужели мы вырастили лодыря и тунеядца? Сколько ты еще будешь тренироваться и жить в воображаемом мире». Я стойко переносил все эти негативные мысли. Каждый раз, когда я приезжал домой на праздники, мать отводила меня в сторону и спрашивала: «Арнольд, почему ты не слушаешься своего отца? Бери с него пример. Смотри, чего он достиг в своей жизни. Он добился определенных результатов. Работает в полиции. Его уважают.»

Все что они говорили, я пропускал мимо своих ушей. Мой образ мыслей был выше всего этого, был выше работы за зарплату, выше Австрии и респектабельности в мелких городах. Я продолжал делать в точности то, что считал, я должен был делать

назад далее