Мысленно я представлял себе единственный выход, который заключался в том, чтобы достичь вершины, чтобы быть самым лучшим. Все остальное имело второстепенное значение.

Мои родители не знали, как трудно мне приходилось в самом начале в Мюнхене, иначе они бы еще сильней настаивали. Единственное, что меня спасло, так это мой интерес к бизнесу. Я лучше всех учился по этому предмету в школе в старших классах. Я думаю, что где-то в глубине сознания я понимал, что должен хорошо понять механику делового мира, чтобы сделать свои мечты выгодными. Я начал применять это на практике в Мюнхене. Второе место на соревнованиях «Мистер Юниверс» я стал использовать в рекламных целях, чтобы привлечь новых клиентов в мой спортзал. За очень короткое время их число увеличилось с семидесяти до двухсот.

Вскоре после возвращения в Германию я соревновался в Эссене. Из-за моего успеха на «Мистер Юниверс» там на меня смотрели, как на супермена. Я думаю, что ни один судья на меня критически не взглянул. Можно сказать, что эти соревнования я выиграл, едва переступив порог. Несмотря на то, что на соревнованиях не принято производить измерения, один из судей достал сантиметр и измерил мне руку. Получилось больше двадцати дюймов. Для них это было достаточно.

Когда я вернулся в Мюнхен, мои фотографии стали все чаще появляться на обложках культуристских журналов. Это вызвало новый приток клиентов в мой зал. Дела стали поправляться. В итоге я смог выплатить долги и даже оставить кое-какие деньги для себя.

Я получил письмо из Лондона, в котором меня просили приехать для «представления». Через несколько дней пришло еще одно письмо из Ньюкастла, потом еще по одному из Плимута и Белфаста. И все приглашали меня для «представлений». Это несколько меня озадачило. Что они обозначали словом «представление»? Об этой стороне бодибилдинга я вообще ничего не знал.

Из Лондона письмо написал Ваг Беннет - один из судей на соревнованиях «Мистер Юниверс». Он пригласил меня домой на ужин после соревнования. В тот раз он мне сказал, что мой тип сложения ему нравится больше чем Йортона. На том соревновании он был за то, чтобы мне дали первое место. Он был один из организаторов лондонского шоу и содействовал тому, чтобы и другие английские организаторы пригласили меня. Он сказал мне тогда, что он и его семья хотели бы мне помочь советами по моему выступлению. Я вспомнил, что мне было приятно с ним общаться, и написал, что согласен на его предложение

назад далее