Я выступил в Голландии, в Бельгии, потом снова поехал в Англию. Мне платили сто марок плюс расходы за каждое выступление. Это было почти ничего, но я был счастлив. Денег, говоря серьезно, у меня не было, но я был молод. И я знал, что деньги будут у меня в будущем. Я набирался опыта в таких выступлениях. Я научился всяким мелочам. Например, что мне нужно улыбаться, а не выглядеть серьезным, тщательно наносить масло на тело, а также искусственно сокращать количество поз, чтобы меня вызывали на бис.

Я становился профессионалом. Моя деятельность обгоняла мой возраст и опыт. Я рос настолько быстро, двигался вперед так стремительно и становился так неожиданно знаменитым в культуризме, что я с трудом поспевал за событиями.

Я тренировался круглый год. Продолжал тренировки по старому расщепленному графику - теперь уже осознанно, не по необходимости. Большинство культуристов стало использовать этот же график. В американских журналах написали о раздвоенном графике, как о моем секрете: этот метод тренировки становился широко распространенным. Все думали, что я так быстро и значительно вырос только благодаря этому методу тренировки.

Несмотря на то, что зал был мне в тягость, я предвидел, что в будущем он станет выгодным. Я продолжал бороться: выплачивать долги и кое-как сводить концы с концами.

Жизнь в Мюнхене стала гораздо приятней. Я познакомился с несколькими культуристами, которые также серьезно тренировались, как и я сам. Я становился звездой. У меня брали интервью, меня фотографировали. Все это кружило мне голову. Я был молод, полон энергии и начинал летать на своих крыльях. Я позанимался тяжелой атлетикой и тренировался с Франко Коломбо. Я убедил Франко заниматься культуризмом, а он меня тяжелой атлетикой. Тяжелая тренировка на силу в этом виде спорта отличалась от тренировки в культуризме. Но мне понравилось тренироваться с действительно большими весами и я начал участвовать в тяжелоатлетических соревнованиях. Кроме удовлетворения самолюбия, такая тренировка с тяжелыми весами давала хороший прирост массы тела, а я чувствовал, что масса мне нужна еще. Потребность работы на массу крепко засела у меня в голове: я делал тяжелые приседания, жал лежа, все это позволяло иметь крепкий фундамент и выглядеть сильным

назад далее