Мой друг Ваг Беннет был одним из судей, мы встретились с ним в то утро. Он помогал мне: давал советы, помогал настроиться. Он уже видел Тинерино и согласился, что выиграть можно впритык. Вместе с собой я взял моего друга фотографа Альберта Бусека, и тут я послал его на разведку: найти Тинерино и выяснить, как же он выглядит. Очевидно, я себя чувствовал не очень. Альберт убедил Стена разрешить ему несколько фотографий Тинерино. Когда он вернулся, я увидел, что он здорово потрясен. Он мне сказал такую фразу, примерно таким тоном как будто сомневался, нужно ли мне это говорить: «Арнольд, Тинерино действительно такой, что трудно поверить». Наконец в утро предварительного судейства я сам увидел Тинерино. Он спустился вниз посмотреть соревнования в категории низкого и среднего роста. Мы немного поговорили. Но ситуация была одна из тех, когда один норовит подавить психологически другого. Он спросил меня, как я себя ощущаю, и я ответил: «Фантастически!» Потом сказал ему как бы доверительно: «Такой день чувствую, что знаешь, что выиграешь». Я улыбнулся и позволил телу слегка напрячься. Чувствовал я себя агрессивно. Я правда думал: «Я у тебя выиграю».

Предварительное судейство в классе высокого роста должно было быть после обеда в час. Я поднялся к себе во время обеда слегка вздремнуть. Проснулся ровно в час, когда услышал, как Альберт колотит во входную дверь. Он кричал, что меня дисквалифицируют, если я через десять минут не выйду на сцену. Я моментально вскочил схватил плавки для позирования и побежал вниз - все уже стояли в линию готовые и ждали. Выглядело все это внушительно. Я имею в виду, что все они тут стояли, все раздутые, изобилие мускулов, а я вышел холодный, и они знали об этом. Я взглянул на Денниса Тинерино, он совсем на меня не произвел впечатления. Он был в форме, был рельефный, но мог бы быть побольше и получше. Именно так я подумал.

Я пошел быстро переоделся, слегка намазался маслом и вернулся обратно на платформу. Времени подкачаться у меня не было вообще. Но я начал ощущать то чувство расширения, которое всегда возникало у меня на соревнованиях. Занял место в строю около Тинерино. Потому что он был человеком, которого нужно было победить. Я не хотел, чтобы судьи допустили какую-нибудь ошибку из-за того, что им неудобно было бы нас сравнивать

назад далее