Первый год, когда мне сказали, что я по-настоящему вошел в форму - 1969. В журнале «Muscle builder», на обложке майского номера, была помещена моя фотография со словами: «Арнольд Шварценегер - новое явление в культуризме». Я сбросил вес с 250 фунтов до 230. На это было довольно трудно решиться, потому что я всегда стремился стать большим, стремился к максимальному весу. Но больше такую массу я не мог сохранять - я вступил в тяжелую, в очень тяжелую борьбу с лучшими культуристами мира. Поэтому мне пришлось нацелиться на идеальную форму. Мне пришлось перепрограммировать свои представления: самый лучший больше не значило самый большой, а это значит самый проработанный. Понимание этого я купил дорого: оно мне стоило горечи поражения в борьбе с Фрэнком Зейном. После этого я начал снимать с себя лишнее. Но, тем не менее, я знал, что имею преимущество перед большинством культуристов: когда есть объем, есть большая грубая  фигура, то есть материал, из которого можно как скульптор вырезать фигуру. Именно это занимало большинство моих тренировок в тот год. Я убирал и убирал лишнее; я полировал и делал из привезенной из Европы дикой массы нужное мне произведение искусства. Впервые у меня появился четко ограненный пресс, впервые я узнал, что существует диета с низким содержанием углеводородов. В Германии я никогда не слышал о специальных диетах. Там мы просто ели, тренировались и росли.

За год, проведенный в Калифорнии, я присоединился к точке зрения, что здесь рай культуризма. Солнечный свет, морской воздух, умеренный климат - это идеально для тела. Я влюбился в «GOLD`S GYM», в длинные, широкие, открытые пляжи, где можно было после пробежки нырнуть в море и поплавать.

В «GOLD`S GYM» занимались лучшие культуристы. Если вы там тренируетесь, одна обстановка способна вызвать вдохновение. За несколько недель до какого-нибудь престижного соревнования уровень шума в зале заметно возрастает. Сразу разговоров оказывается меньше и гораздо больше твердой сосредоточенности. Тросы нагреваются и жужжат в блоках, звенят стальные блины, в машинах без остановок поднимаются и опускаются грузы. Это как музыкальный фон какого-то странного религиозного обряда.

Когда я приехал в Нью-Йорк Сити для участия в соревнованиях «Мистер Юниверс» IFBB, я был рельефный, загорелый и чувствовал себя агрессивно

назад далее