Ни до того, ни после, я никогда не видел такого, что вытворяли на этих соревнованиях болельщики. Они, мне казалось, меня буквально всего облепили. Куда бы я ни пошел, вокруг меня собиралась масса народа, и всем хотелось меня потрогать. Чем ближе были соревнования, тем они делались одержимее. Это было похоже на коллективный психоз. Во-первых, автографы, потом одежда. Просьбы становились все более странными. До меня дошел слух, что кто-то предлагает 100 долларов за прядь волос, пять сотен - за мои плавки для позирования.

В раздевалке Серджио уже подкачивался. Я не сводил с него глаз. Но и не сделал ни одного движения, чтобы начать переодеваться. Я просто стоял и смотрел на него. Я следовал глазами за каждым его движением. Он позировал и оглядывался изредка на меня - проверял, не начал ли я переодеваться. Я знал, что это его беспокоит. В конце концов, за две минуты до выхода я быстро переоделся и натерся маслом.

Полиция пыталась согнать болельщиков со сцены. Они стали совсем неуправляемыми. Некоторые из них орали: Серджио! Потом: Арнольд! заглушило все остальное. Коллективная дурь и истерия проявлялась как нельзя лучше в этих болельщиках. Они фотографировали, размахивали флагами и вымпелами, пытались забраться на сцену, откуда их тут же выкидывали охранники и полицейские.

В тот момент, когда ведущий объявил мой титул, и девушка протянула мне приз, когда я прижал холодный серебряный кубок к животу, я понял, что зашел в культуризме так далеко как только мог в качестве соревнующегося спортсмена. С этого мгновения я могу только защищать свой титул, а это уже представляет вещи совсем в ином свете. Я расчистил пространство вокруг себя. Так и было. Я назвал это «золотой треугольник». За две недели проехал по трем городам: бум, бум, бум. Я победил всех, всех сильнейших соперников, когда-либо бывших в культуризме. Я был Кинг-Конг. Соревнования «Мистер Олимпия» - это суперкубок в культуризме. Я достиг желанной грани. Мне больше не нужно было удовольствие и удовлетворение от побед, побед и побед. А еще я был взволнован. Поэтому я продолжал смотреть вперед, как никогда. Потому что культуризм для меня был неким транспортным средством. Конечно, приятно чувствовать себя человеком с самым лучшим телосложением в мире, но всегда возникал вопрос: Окей, а как теперь ты можешь это использовать, чтобы делать деньги

назад далее