На "Олимпии" 1981 года я посоветовал Франко не наклоняться слишком далеко вперед из-за больших теней, отбрасываемых на сцену верхним освещением.

Психологическое соперничество и психологическое давление широко распространено в разных видах спорта. Перед поединком с Сонни Листоном в 1960-х годах Мохаммед Али устроил настоящую истерику во время взвешивания. Он вел себя как безумный, чем буквально потряс тогдашнего чемпиона в тяжелом весе. Один пловец признался, что перед заплывом он внезапно начинает поправлять плавки, зная о том, что некоторые из его соперников автоматически повторят это движение и потеряют сосредоточенность перед хлопком стартового пистолета, что позволит ему выиграть драгоценные доли секунды.

Все это нельзя назвать жульничеством. Вы жульничаете в тех случаях, когда нарушаете правила, а не когда извлекаете выгоду из психологической слабости своего соперника. Если подумать, то каждый, кто хочет называться чемпионом, должен обрести полный контроль над своим разумом, а не только в совершенстве овладеть своим видом спорта. В противном случае, если он подвержен психологическому давлению, ему остается жаловаться лишь на себя.


Тонкое искусство психологической войны. Как-то на конкурсе "Мистер Олимпия" 1980 года я нагнулся к Фрэнку Зейну и пошутил...
Тонкое искусство психологической войны. Как-то на конкурсе "Мистер Олимпия" 1980 года я нагнулся к Фрэнку Зейну и пошутил...


...в результате он рассмеялся так сильно, что растерял всю сосредоточенность для следующей позы.
...в результате он рассмеялся так сильно, что растерял всю сосредоточенность для следующей позы.

Один из самых знаменитых случаев психологического давления в бодибилдинге произошел на конкурсе "Мистер Вселенная" 1975 года в Южной Африке (он зафиксирован в фильме "Люди, качающие железо"). Кен Уоллер, будущий победитель, шутки ради стащил футболку у Майка Катца; конечно же, это не помешало Майку принять участие в соревнованиях, но у него появилась дополнительная головная боль в той ситуации, когда напряжение и без того уже было почти невыносимым. Хотя в фильме Майк отнесся к этой шалости с преувеличенной серьезностью, думаю, он действительно потратил немало времени и усилий на поиски своей футболки, а когда вы соревнуетесь на таком высоком уровне, нельзя тратить время на пустяки.

Должен признать, что от случая к случаю я сам пользовался похожей тактикой. На "Олимпии" 1980 года, стоя на сцене рядом с Фрэнком Зейном, я начал обстреливать его шутками. Вскоре он уже смеялся так сильно, что с трудом принимал нужные позы. Во время другого соревнования я сообщил Сержу Нюбре, что один из судей хочет перенести его в более легкую весовую категорию. "Этого я и боялся", - мрачно сказал Серж. С тех пор он был просто одержим этой идеей. В результате его процедура позирования рассыпалась, поскольку он не хотел выполнять определенные позы, которые (по его мнению) указывали на недостаточный вес. При остром соперничестве, как между мною и Сержем Нюбре, психологический фактор может быть решающим.

У Франко был свой способ психологического давления на соперников перед соревнованиями. Он договаривался с кем-нибудь, чтобы ему позвонили, когда один из его соперников приходил на тренировку в зал "Уорлд Джим". Получив извещение, Франко сразу же ехал туда, выполнял несколько серий для разминки, а потом снимал тренировочный костюм и начинал бегать по залу в коротких шортах. Большинство культуристов предпочитают не показывать свою мускулатуру, когда они готовятся к соревнованиям, но Франко вел себя так, как будто его это совершенно не волнует: он просто рвался показать свою спортивную форму. Однажды я видел, как Крис Дикерсон практически выбежал из зала, когда Франко продемонстрировал этот трюк, а затем стал подначивать Криса, чтобы тот тоже снял рубашку и померился с ним силами. Как видите, психологическая война может начаться задолго до дня соревнований.

На "Олимпии" 1981 года Франко позаботился о том, чтобы его имя как можно чаще появлялось в средствах массовой информации. Он давал интервью для итальянского телевидения, а фотографы снимали его в различных позах, как будто он уже был победителем. При этом у других участников складывалось впечатление, что их считают обычными статистами. Я сам пользовался похожей тактикой. По предварительной договоренности некоторые фотографы снимали только меня во время выступления, пока другим участникам не начинало казаться, что на них не обращают внимания. За сценой я тоже позировал перед фотографами, которые игнорировали других культуристов и говорили мне, как я отлично выгляжу. Разумеется, кое-кто из моих соперников начинал задавать себе вопрос: "А что я здесь делаю?"

Никто не имеет прививки от психологического давления. Должен признать, что в ответ на мои уловки мне часто отплачивали той же монетой. В 1969 году Серджио Олива продемонстрировал один прием, познакомивший меня с методами психологической войны. Перед выходом на сцену Серджио все время ходил в длинном белом халате, сгорбив плечи и опустив голову. У меня сложилось впечатление, будто мускулатура его спины совсем не так хороша, как о ней говорят. Даже когда он отошел в угол, чтобы наложить слой масла, я не успел хорошенько разглядеть его. Но потом Серджио нанес удар. Когда он вышел на ярко освещенную сцену и расправил свои латеральные мышцы, клянусь, я раньше не видел ничего подобного. Он как бы сообщил мне: "Здесь тебе не на что рассчитывать". Так оно и вышло. Я был уничтожен. Я посмотрел на Франко, и он попытался успокоить меня, прошептав, что все дело в освещении, но это было слабое утешение.

Во время позирования Серджио то и дело называл меня "малышом". Он держался спокойно и уверенно ("Эй, малыш, взгляни-ка на эту позу!"), и у меня просто не оставалось никаких шансов. Но не забывайте: этот трюк был удачным лишь благодаря чемпионскому качеству его мускулатуры. Если бы культурист рангом пониже попробовал бы сделать то же самое, я бы просто высмеял его.

Но самым мощным способом психологического давления на соперников является ваша спортивная форма, если вы обладаете отличным телосложением и знаете, как показать его в самом выгодном свете. Многие культуристы совершают ошибку, когда остаются на сцене и позируют как можно дольше. Это рискованно, поскольку зрители начинают уставать от них. "Заканчивайте представление, когда все смеются и хлопают" - это аксиома шоу-бизнеса, которая действует и в бодибилдинге. Я всегда старался довести зал до высшего накала, а затем покидал сцену. Как правило, меня вызывали "на бис", что производило дополнительное впечатление на судей.

С одной стороны, психологическая война может быть очень тонкой, а с другой - открытой и жесткой. На "Олимпии" 1979 года, когда все участники собрались для взвешивания, никто из них не хотел первым раздеваться и показывать свою мускулатуру. Фрэнк Зейн потихоньку отошел в сторону, разделся, взвесился и ушел, прежде чем кто-либо успел понять, в чем дело. В тот же день на рекламном щите мотеля возле аэропорта появился плакат, приветствующий "Фрэнка Зейна, нашего чемпиона", - явная психологическая встряска для прибывающих соперников.

Если вы по своему характеру не склонны прибегать к подобным уловкам, просто знайте, что время от времени вы будете становиться мишенью для чужих замыслов. Когда вы осознаете маневры соперника и не позволяете им выводить себя из равновесия, это уже половина успеха.

ВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ СВОЙ СПОРТ

До сих пор я рассказывал о тех вещах, которые позволяют культуристу достойным образом представлять самого себя на сцене и вне сцены: как правильно позировать, как одеваться, как вести себя и строить отношения со средствами массовой информации. Теперь я хотел бы остановиться на другом аспекте бодибилдинга, который слишком часто ускользает от внимания современных культуристов, - как представлять свой спорт.

Когда я пришел в мир бодибилдинга, то восхищался такими чемпионами, как Джон Граймек, Рег Парк, Стив Ривз, Ларри Скотт и Билл Перл, не только из-за их великолепной мускулатуры, но из-за их человеческих качеств. На них стоило равняться. Они были настоящими представителями бодибилдинга в окружающем мире: то, как они выглядели, одевались и разговаривали, благотворно отразилось на развитии бодибилдинга как самостоятельного вида спорта.

Они не только брали свое от бодибилдинга, но и наполняли его новым содержанием. Я всегда старался следовать их примеру и сам побуждаю к этому других. Когда вы достигаете определенного уровня, ваши поступки начинают оказывать влияние на спорт в целом. Вы уже не просто культурист, который тренируется только для себя; вы можете пропагандировать бодибилдинг или создавать у людей отрицательное впечатление о нем в зависимости от того, что вы говорите и делаете. Когда я приезжаю в Атланту для проведения городских игр, мэр города всегда включает Ли Хэни в список знаменитых профессиональных спортсменов, которых он приглашает на церемонии. После ухода из большого спорта Ли активно участвует в общественных мероприятиях. Когда он стоит рядом с национальными звездами футбола и баскетбола или с чемпионами Олимпийских игр, что говорит о высоком статусе бодибилдинга в нашей стране.

Помимо воздействия на общественное восприятие бодибилдинга, вы, будучи чемпионом, способны влиять и на будущее спорта. Вы можете стать судьей или администратором, писать статьи для журналов или, как я, стать продюсером и распорядителем соревнований по бодибилдингу. Никогда не забывайте о том, что ваши слова и поступки могут обладать реальной силой, даже независимо от вас.

Перефразируя изречение родственника моей жены Марии, можно сказать: "Не спрашивайте, что бодибилдинг может сделать для вас; спросите себя, что вы можете сделать для бодибилдинга". Тогда в будущем вырастет поколение молодых культуристов, которые будут благодарны вам за то, что вы сделали.

назад