Интервью Арнольда Шварценеггера после окончания губернаторского срока

Арнольд Шварценеггер дал интервью австрийской газете "Кроне" и рассказал землякам о своих ближайших планах и жизненных принципах.

Арнольд Шварценеггер дал интервью австрийской газете "Кроне" и рассказал землякам о своих ближайших планах и жизненных принципах.

вопрос: Так ли вы представляли себе работу на посту губернатора? Сделали бы вы сейчас что-то иначе?

Арнольд Шварценеггер: Люди всегда сильны задним умом. Знать бы, каким тяжелым окажется экономический спад, я бы гораздо раньше запустил программы сокращения расходов. Я планировал снизить долг штата в первый год с 16 до 12 миллиардов долларов, во второй - до восьми, в третьем - до четырех, а в четвертом свести его на нет. И в июле 2007 года мы уже были бы на нуле. Однако уже в августе мы недополучили 300 миллионов долларов налогов. К декабрю это уже был миллиард, а за последние три года - по 20 миллиардов. Денег в казну поступало меньше, так что приходилось принимать жесткие меры для экономии.

в: Но пострадал ваш имидж, а популярность покатилась вниз.

Шварценеггер: Понятное дело, что в сложившейся ситуации я не смог сдержать все свои предвыборные обещания. Политика ничем не отличается от шоу-бизнеса. Если фильм выдался удачным, то все говорят: этот Шварценеггер, мол, держит нос по ветру. А я-то всего-навсего актер. И не от меня зависит, что жанр фильма пришелся как раз ко времени и картина нашла своего зрителя. Однако ты принимаешь поздравления. Так и в политике. Тобой все довольны, если дела идут хорошо, но приходится брать на себя ответственность, если они не заладятся. Пусть даже это были обстоятельства, с которыми ты не мог ничего поделать. Люди ждали, что ты решишь их проблемы. Вот и все. Однако в общем и целом моя политическая карьера оказалась весьма успешной - нам удалось выполнить 90% из того, за что мы брались.

в: Вы отказались от зарплаты губернатора и жили за свой счет. Сколько вам это стоило?

Шварценеггер: Могу сказать точно - 35 миллионов долларов из моих личных денег. Я заработал 70 миллионов, половина из которых ушла на налоги. Кроме того, я наверняка мог бы снимать по фильму в год. На этом я потерял около 140 миллионов долларов - ставки в Голливуде уже не столь высоки. В общей сложности, пожалуй, это более 200 миллионов долларов. Но я ни о чем не жалею - такие вещи деньгами не измерить. Гораздо хуже другое: работа на посту губернатора была тяжелой для моей семьи. Теперь придется залатывать много прорех.

в: Вас пригласили выступить на днях в Торонто. О чем вы расскажете слушателям?

Шварценеггер: Они хотят знать о моей жизни все. Это очень приятно, я ведь как раз работаю над автобиографией. Я расскажу канадцам о шести своих правилах жизни. Первое: ты всегда должен видеть цель. Второе: никогда не считай слово "нет" ответом. Третье: работай изо всех сил и никогда не страшись неудачи. Четвертое: в жизни всегда иди прямой дорогой и не пытайся срезать путь в обход. Пятое: всегда стремись к знаниям и постоянно учись. Шестое: обязательно старайся воздать тем, кто тебе помог.

Политика ничем не отличается от шоу-бизнеса. Если фильм выдался удачным, то все говорят: этот Шварценеггер, мол, держит нос по ветру. А я-то всего-навсего актер. И не от меня зависит, что жанр фильма пришелся как раз ко времени

в: Вы сейчас пишете биографию. Как продвигается работа?

Шварценеггер: У меня есть целая команда, которая собирает материалы о моей жизни. Я тоже довольно много копаюсь в памяти. И все больше прихожу к выводу: у очень многих вещей в моей жизни есть две стороны. Австриец и американец, хорошее и плохое, сердце и разум, республиканец и демократ, политик и семьянин. Например, когда я поддержал задуманную президентом Бараком Обамой реформу здравоохранения, во мне заговорил австриец. Ведь у каждого человека есть право на медицинское обслуживание. Если он не может себе это позволить, то платить должно общество. А вот когда речь заходит о смертной казни, во мне берет верх американец. Работа над автобиографией помогает мне лучше себя понять.

в: Собираетесь ли вы снова активно заниматься политикой?

Шварценеггер: Так или иначе политика будет меня преследовать всю оставшуюся жизнь. Я уже говорил, что "заболел" ею.


Погода в Санкт-Петербурге