Исповедь водителя танка

Военная база около Граца была штаб-квартирой одной из танковых дивизий австрийской армии. Я знал это, т.к. всех юношей в Австрии забирали на военную службу, а я был в раздумьях, как совместить армию с моими целями в жизни. Я понимал, что будет логичным, если в армии человека моих размеров возьмут в пехоту, чтобы таскать крупнокалиберный пулемет и боеприпасы. Но пехота базировалась в Зальцбурге, а это не вписывалось в мой план. Мне надо было остаться в Граце и продолжить тренировки. Моей миссией было стать чемпионом мира в культуризме, а не воевать. Собственно, это не было и целью австрийской армии. Армия у нас была, потому что нам ее разрешали иметь. Это было проявлением суверенитета. Но это была маленькая армия, и никто и не думал использовать ее по прямому назначению.

Я ожидал призыва и последующего за ним отлучения от родного дома в первый раз в моей жизни. Я только что закончил обучение и, чем скорее выполнил бы свой долг, тем быстрее получил бы паспорт.

Быть водителем танка звучало круто. Несколько моих друзей, призванных в армию, размещались в Граце, и я задал им тысячи вопросов о службе на базе. Было много возможностей для новобранцев, включая службу в штабе или на кухне, где ты к танку и не притронешься. Мои друзья были мотострелками, которых обучали поддерживать танки, находясь на броне во время боя, спрыгивая, искать противотанковые мины и т.д.

Но меня восхищали танки сами по себе. Я люблю большие вещи, и американский танк М-47 «Паттон», названный после второй мировой базовым танком, полностью соответствовал этому понятию. Он был 12 футов в ширину, весил 50 тонн, и имел двигатель мощностью 800 л.с. Он был таким мощным, что мог проскочить через кирпичную стену, а вы бы даже этого не почувствовали, находясь внутри танка. Меня восхищало, что кто-то может действительно доверить восемнадцатилетке что то столь большое и дорогое. Другим привлекательным моментом было то, что для допуска в качестве механика-водителя танка, вы сначала должны были получить права на вождение мотоцикла, автомобиля, грузовика и трактора с прицепом. За счет армии вы могли пройти это обучение, которое стоило на гражданке тысячи и тысячи шиллингов. Во все австрийской армии было всего 900 танков, а я хотел выделиться.

Отец, который до сих пор мечтал о том, что я стану полицейским или военным офицером, был счастлив замолвить слово перед командующим базой, его военным приятелем. Это был большой поклонник спорта, он с удовольствием меня взял. Как только я закончил базовую подготовку, он разрешил мне установить мое спортивное оборудование на базе.

Все складывалось замечательно, за исключением одного просчета. Я к этому времени начинал побеждать на соревнованиях по тяжелой атлетике. Я был региональным чемпионом среди юниоров по тяжелой атлетике, а как раз этим летом выиграл на австрийском чемпионате по пауэрлифтингу в тяжелом весе, побив куда более опытных соперников. И хотя достаточно было взгляда, чтобы понять, что я все еще ребенок-переросток, я уже начал успешно выступать и в соревнованиях по культуризму. Победив в региональном чемпионате, я даже занял третье место на Мистер Австрия – достаточно хорошо, чтобы разделить сцену с Куртом Манулом, который все еще был королем. Я заявился на мои первые международные соревнования, юниорскую версию Мистер Европа, критически важный следующий шаг в моем плане. Я не представлял, что за все 6 недель базовой военной подготовки не смогу покинуть Грац.

Я не возражал по поводу базовой подготовки. Она научила меня, что нечто, казавшееся невероятным в начале, может быть достигнуто. Разве могли мы поверить, что сможем вскарабкаться на скалу при полном боевом снаряжении? Нет. Но когда нам приказали сделать это, мы сделали. А по пути мы даже наполнили наши карманы грибами, которые отдали тем вечером повару для приготовления супа.

Тем не менее, я не мог не думать о том, как сильно я хочу выиграть юниорский титул Мистер Европа. Каждую свободную минуту, которую я мог урвать, я пытался использовать, тренируя позы в уборной. Я умолял сержанта, чтобы он отпустил меня на соревнования в Штутгарт, в Германию, под видом неотложной семейной необходимости. Никак. В ночь перед соревнованиями я окончательно решил забить на все и ушел в самоволку.

Семи часовой поезд пришел позднее, я был в Штутгарте, позировал перед несколькими сотнями фанатов и млел от аплодисментов. Я выиграл титул лучшего культуриста-юниора Европы 1965. Это был первый раз, когда я находился за пределами Австрии и самая большая аудитория, перед которой мне приходилось доселе выступать. Я чувствовал себя Кинг Конгом.

К сожалению, я был наказан по возвращении на базу. Меня арестовали и поместили в одиночную камеру на 24 часа. Когда начальство узнало о моей победе, я был освобожден. Я ходил тише воды, ниже травы до конца базовой подготовки, и вскоре получил назначение в танковой подразделение, где командовал друг моего отца. С этого момента армия стала для меня фантастическим приключением. Я сделал себе спортзал в бараке, где мне позволялось тренироваться по 4 часа в день. Некоторые из офицеров начали тренироваться тоже. В первый раз в жизни я мог есть мясо каждый день – настоящий протеин. Я рос так быстро, что каждые 3 месяца моя форма становилась мне мала, вынуждая меня использовать больший размер.