Мысли о культуризме - продолжение

После более чем года усилий и трюков вроде этого, мы добились удвоения количества наших клиентов; их стало больше 300, но ведь это было в городе с населением больше миллиона! Альберт называл культуризм субкультурой внутри субкультуры. У нас были долгие разговоры в попытках разобраться, почему этот спорт не становился широко известным. Мы думали, что ответ кроется в ментальности большинства культуристов; они отшельники, которые хотят укрыться за броней из мышц. Поэтому они действуют скрытно, тренируются в подвалах и выходят наружу, только когда их мускулатура дает им ощущение безопасности. В истории были известные силачи, как, например, уроженец Пруссии Евгений Сандов, часто называемый отцом современного культуризма, и Алоиз Свобода; но это было в начале 20 века, и с тех пор никого подобного не появилось. Современные культуристы были в недостаточной степени шоуменами, чтобы сделать тренинг модным среди людей.

Соревнования в Мюнхене наглядно демонстрировали это удручающее положение вещей. Они не проводились в пивных, как выступления прежних силачей. Вместо этого состязания были в спортзалах, где имелись только пол да стены с несколькими дюжинами стульев, или в аудиториях, где была только сцена. А ведь это был Мюнхен – город, полный людей, развлечений и жизни. Единственным исключением были соревнования Мистер Германия, проводившиеся каждый год в Buergerbraukeller, пивной, где бывали в основном работяги.

У нас с Альбертом была идея поднять уровень соревнований. Мы собрали немного денег и приобрели права на проведение Мистер Европа 1968. Потом мы пошли к владельцам Schwabinger Brau, элегантной старой пивной в престижном районе, и спросили: «Как насчет провести тут соревнования по культуризму?»

Необычный выбор места помог нам прорекламировать это событие, и мы привлекли более 1000 зрителей вместо нескольких сотен в прошлом году. Конечно, мы пригласили прессу и удостоверились, что репортеры понимают, на что они смотрят, чтобы они могли написать хорошие статьи.

Затея могла провалиться. Мы могли продать слишком мало билетов, или кто-то мог начать дебош, выскочив на сцену и треснув Мистера Европа по голове пивной кружкой. Но вместо этого мы сделали так, что зал был наполнен невероятным криком, энтузиазмом и жизнью на фоне людей, пьющих пиво и чокающихся кружками. Энергия этого события задала новый стандарт в немецком культуризме.

Соревнования Мистер Европа того года оказали особенно большое влияние на культуристов из Восточной Европы, поскольку совпали с советским вторжением в Чехословакию. 21 августа, менее, чем за месяц до состязаний, танки вошли в страну, чтобы сокрушить демократические реформы, которые проводились во время так называемой «Пражской Весны» в начале 1968. По мере того, как приходили новости, мы контактировали с культуристами, которых знали там, и ездили на машинах забирать их у границы. Чехи были необычайно широко представлены на Мистер Европа того года, т.к. у них была возможность использовать эти соревнования как повод для побега. Впоследствии они переезжали из Мюнхена в Канаду либо Соединенные Штаты.

Мне было интересно, когда наступит моя очередь попасть в Америку. Одна часть моего сознания всегда была сфокусирована на этом вопросе. В австрийской армии, например, когда я узнал, что они отправляют механиков-водителей на продвинутый уровень обучения в Соединенные Штаты, я фантазировал о том, чтобы остаться в войсках ради этого. Проблема, естественно, была в том, что когда обучение в Америке закончится, я должен бы был вернуться в Австрию и служить в армии.

Так что я остановился на моем изначальном видении того, как это должно случиться: ко мне придет письмо или телеграмма с вызовом в Америку. Моей задачей было вести себя верно и сделать нечто экстраординарное, потому что, если Рег Парк попал туда, сделав нечто необычное, то и я смогу. Для оценки своего прогресса я использовал его и Стива Ривза в качестве стандартов. Как и Рег, я очень рано начал, даже раньше, чем он, т.к. он стартовал в 17, незадолго до армии, а я – в 15. Победа на Мистер Вселенная в 20 лет дала начальный толчок моей известности в мире культуризма, т.к. я побил давно установившееся достижение Рега – он выиграл в 1951 в возрасте 23 лет.

Когда я только начал быть одержимым культуризмом, я мечтал, что, выиграв Мистер Юниверс в Лондоне, гарантирую себе славу и бессмертие. Но на самом деле арена соревнований стала значительно более сложной. Как и в боксе сегодня, в культуризме имелось множество федераций, которые постоянно конкурировали за контроль над этим видом спорта. Они проводили чемпионаты, которые привлекали элиту культуризма: соревнования Мистер Вселенная в Британии; турнир Мистер Мир, который проводился то в одной, то в другой стране; Мистер Вселенная в Соединенных Штатах; и Мистер Олимпия, новое состязание, которое, как предполагалось, должно было короновать профессионального чемпиона мира по культуризму. Для фанатов нужны были критерии оценки, которые позволили бы разобраться во всем этом, а для меня важным было то, что не все топовые культуристы собирались на каждом отдельно взятом из этих соревнований. Некоторые из лучших американцев игнорировали Мистер Вселенная в Лондоне и участвовали только в американской версии, например. Т.е. единственным реальным способом стать бесспорным чемпионом мира было собрать титулы всех федераций. Только победив всех соперников, можно было автоматически стать признанным в качестве лучшего. Рег Парк в свои дни доминировал, выиграв Мистер Вселенная в Лондоне 3 раза за период в 14 лет. Билл Перл, великий калифорнийский культурист, доминировал, выиграв 3 титула Мистер Вселенная + Мистер Америка + Мистер США. Стив Ривз имел звания Мистер Америка, Мистер Вселенная и Мистер Мир. Я был озабочен не тем, чтобы догнать, а чтобы перегнать их рекорды; если кто-то взял титул Мистер Вселенная 3 раза, я хотел получить его 6 раз. Я был достаточно молод, чтобы сделать это, и чувствовал, что смогу.




Чтобы тренировка прошла хорошо, у вас должна быть для этого специальная экипировка. Тренировочная одежда, а также различные аксессуары. Например тут вы можете купить спортивную сумку