Начало тренировок Арнольда

Арнольд повествует о том, как впервые начал заниматься бодибилдингом.

Что мне запомнилось больше всего за время последнего года учебы в Hauptschule, так это учения по гражданской обороне. В случае ядерной войны должны были завыть сирены. Мы же должны были закрыть книги и спрятаться под партами, зажав головы между коленями, крепко сжимая глаза. Даже ребенок мог представить, насколько все серьезно.

Тогда, в июне 1961, мы все прильнули к экранам телевизоров, наблюдая за саммитом в Вене с участием нового президента США Джона Ф.Кеннеди и советского лидера Никиты Хрущева. Очень мало семей имело телевизоры дома, но все мы знали, что в магазине электротоваров на Лендплатц в Граце было 2 ТВ в открытом окне-витрине. Мы бегали и смотрели с улицы новости о саммите. Кеннеди не пробыл в должности и 6 месяцев, и большинство экспертов считало, что было большой ошибкой так рано встречаться с Хрущевым, который был таким резким и прямолинейным, но при этом чертовски хитрым. У нас, детей, не было собственного мнения по этому поводу, а т.к. телевизор был внутри, звук мы не слышали. Но мы смотрели! Мы были частью этого процесса.

Мы жили в пугающей обстановке. Каждый раз, когда Россия и Америка обсуждали что-либо, мы чувствовали, что обречены. Мы думали, что Хрущев может сделать что- то ужасное с Австрией, потому что мы прямо в середине конфликта интересов; вот почему первый саммит прошел в Вене. Встреча прошла не слишком хорошо. С одной стороны, заявив враждебные претензии, Хрущев сказал: « Теперь США решать, быть дальше войне или миру», и Кеннеди зловеще ответил: «Тогда, господин председатель, быть войне. Это будет холодная, долгая зима». Когда той осенью Хрущев возвел в Берлине стену, взрослые сказали: «Ну вот…». Жандармерия в Австрии тогда была единственным, что хоть как то походило на армию, и мой отец должен был ездить на границу в своей военной форме и с амуницией. Его не было неделю во время кризиса.

В то же время, у нас было много напряженных тренировок, учений. Наш класс, состоявший из около 30 подростков, был наполнен тестостероном, но воевать никто не хотел. Мы больше думали о девушках. Тут была какая-то загадка, особенно для таких, как я, у кого не было сестер; единственная возможность увидеть их в школе была во дворе перед классом, т.к. они учились в другом крыле. Это были все те же девочки, которые росли вместе с нами, но неожиданно они стали нам казаться инопланетянами. Как с ними разговаривать? Мы достигли возраста, когда чувствуешь сексуальное влечение, но проявлялось оно странно: например, как-то утром мы атаковали девочек снежками во дворе перед школой.

Первым уроком в тот день у нас была математика. Вместо того чтобы открыть учебник, учитель произнес: «Я видел вас там, парни. Давайте-ка поговорим об этом».

Мы забеспокоились (это был тот же человек, что выбил передние зубы моему другу). Но сегодня он был в благодушном настроении: «Вы, парни, хотите понравиться этим девочкам, так?». Некоторые из нас кивнули головами. «Это естественно, что вы хотите этого, потому что вас привлекает противоположный пол. В конечном итоге вы хотите поцеловать их, обнять их и заняться с ними любовью. Это ведь и есть то, что каждый из вас хочет сделать?».

В этот раз большее количество человек кивнуло. «Так скажите мне, какой смысл в том, чтобы кидать снежками им в лица?! Это способ выразить вашу любовь? Это так вы говорите, что их любите? Так вы это себе представляете?».

Теперь он действительно привлек наше внимание. «Когда я думаю о том, что я делал, когда пытался сблизиться с девушкой», продолжал он, «я вспоминаю о комплиментах, поцелуях, объятиях; я пытался, чтобы ей было хорошо со мной, вот что я делал».

Большинство из наших отцов ни о чем подобном с нами не говорило. Мы понимали, что если ты хочешь девушку, ты должен сделать попытку завязать разговор, а не просто пускать слюни, как возбужденный кобель. Ты должен создать комфортную среду. Я был одним из тех, кто кидался снежками. Я воспринял эти советы и бережно хранил их.

Во время следующей недели обучения меня посетило откровение касаемо моего будущего. Оно пришло ко мне во время написания эссе. Учитель истории всегда любил выбрать 4 или 5 ребят, раздать страницы газеты и предложить нам написать сочинение на тему статьи или фото, заинтересовавших нас. Как раз это и произошло в тот раз. Я был выбран, и он вручил мне страницу о спорте. Там было фото Курта Манула, Мистера Австрия, поставившего рекорд в жиме лежа: 190 кг.

Я почувствовал воодушевление достижением этого парня. Но что меня действительно изумило, это то, что он носил очки. Они были особенные; слегка затемненные. Для меня, очки всегда ассоциировались с интеллектуалами: учителями и священниками. Там было фото Курта Манула, лежавшего на скамье в рубашке безрукавке с зауженной талией, с невероятной грудной клеткой и этим огромным весом над грудью, и…он был в очках. Я продолжал глазеть на картинку. Как мог кто-то, выглядящий как профессор, выжать с груди 190кг? Об этом я и написал в эссе. Я прочитал это громко вслух и был доволен, когда все посмеялись. Но я ушел, пораженный, как может человек быть одновременно умным и сильным.

Одновременно с появившейся заинтересованностью в девушках, я стал лучше ощущать свое тело. Я стал больше внимания уделять спорту: наблюдать за атлетами, как они тренируются, как они используют свои тела. Годом раньше мне это было неинтересно, сейчас же стало значить многое.

Как только школа была закончена, мои друзья и я вместе отправились на Талерзее. Там была наша большая летняя тусовка: мы плавали, устраивали бои в грязи, пинали мяч. Я быстро завел друзей среди боксеров, борцов и других атлетов. Предыдущим летом мне довелось познакомиться с одним из телохранителей, Вилли Рихтером, которому было в районе 20. Он позволил мне стать его корешом и помогать по работе. Вили был неплохим всесторонне развитым атлетом. Когда он не был на смене, я таскался за ним во время его тренировок. Он использовал парк как гимнастический зал, подтягивался на деревьях, приседал и отжимался, бегал по тропам, делал прыжки на месте. Однажды он показал мне позу с бицепсами, и это выглядело великолепно.

Вилли дружил с двумя братьями, которые были действительно хорошо развиты. Один был уже в университете, а второй был младше. Они были лифтерами, культуристами, и, в день, когда я встретил их, практиковались в толкании ядра. Они спросили меня, не хочу ли я попробовать, и начали учить поворотам и шагам. Потом они пошли к дереву, где Вилли подтягивался. Внезапно он сказал: «Почему ты не пробуешь?». Я едва мог удержаться, т.к. ветка была толстая, а мои пальцы не были действительно сильными. Я справился с одним или двумя повторениями, а потом соскользнул. Вили сказал: «Знаешь, если ты будешь практиковать это все лето, я гарантирую, что ты сможешь сделать 10 раз. Это было бы вполне неплохим достижением. И я готов поспорить, что твои широчайшие вырастут при этом по сантиметру с каждой стороны». Под «широчайшими» он подразумевал мускулы спины, которые находятся под плечами, latissimi dorsi.

Я подумал: «Вау, это интересно, всего лишь от одного упражнения». И затем мы последовали по остальным этапам его тренировки. С этого момента, я тренировался с ним каждый день.

Перед летом Вилли взял меня на чемпионат мира по тяжелой атлетике в Вену. Мы ехали на машине с группой ребят 4 часа. Путь занял больше времени, чем мы планировали, так что мы попали только на последние выступления, это были супер-тяжеловесы. Победителем стал громадный русский, Юрий Власов. Тысячи людей в зале орали, когда он выжал 190,5 кг над головой. За тяжелой атлетикой последовало соревнование по культуризму, Мистер Мир, и это был первый раз, когда я увидел, как парни намазываются маслом, накачиваются и позируют, показывая свое телосложение. Потом мы зашли за сцену и увидели Власова лично. Я не знаю, как у нас это получилось, может кто воспользовался связями через тяжелоатлетический клуб Граца.

Это было приключением, я прекрасно проводил время, но в свои 13 я не задумывался об этих вещах серьезно. Годом позже, однако, все стало оформляться, и я представлял, что хочу быть сильным и мускулистым. Я только что увидел фильмы «Геркулес» и «Пленницы», которые мне понравились. Я был впечатлен телосложением исполнителя главной роли: «Ты знаешь, кто этот актер, не так ли?».

Вилли ответил: «Это Рег Парк, Мистер Вселенная». Я рассказал Вилли о моем сочинении в школе. Оказалось, что он присутствовал, когда Курт Манул устанавливал свой рекорд в жиме лежа. «Он мой друг», - сказал Вилли.

Пару дней спустя Вилли объявил: «Сегодня вечером Курт Манул придет на озеро. Помнишь, тот парень, которого ты видел на фото?».

«Великолепно!», - сказал я. Мы ждали с одним из одноклассников, плавали, устраивали наши обычные схватки в грязи, когда, в конце концов, появился Манул с красивой девушкой.

Он носил обтягивающую футболку и темные широкие брюки, а также темные очки. После переодевания в будке спасателей он появился в крохотных плавках. Мы все разозлились. Как невероятно он выглядел! Он был известен гигантскими дельтами и трапециями и, действительно, его плечи были огромными. У него была тонкая талия, развитый пресс.

Потом девушка, которая была с ним, надела свой купальник – бикини – и она тоже выглядело сногсшибательно. Мы сказали: «Привет», а потом просто слонялись, наблюдая, пока они плавали.

Вот теперь я был действительно вдохновлен. Манул приходил на озеро все время, оказалось, часто с самыми фантастическими девушками. Он был вполне мил со мной и моим другом Карлом Герстлем, т.к. знал, что он наш кумир. Карл был белокурым парнем примерно моего размера и на пару лет старше, которому я представился через день после того, как заметил, что он качается. «Тренируешься?», - спросил я.

«Да, да», - ответил он. «Я начал с подтягиваний и 100 приседаний в день, но не знаю, что делать дальше». Итак, я пригласил его тренироваться ежедневно со мной и Вилли. Манул мог подсказать нам упражнения.

Вскоре еще несколько мужчин присоединились к нам: друзья Вилли и парни из зала, где тренировался Курт, все старше меня. Старшим был грузный мужчина лет 40 по имени Муи. Он был профессиональным борцом во время своего расцвета; сейчас он просто занимался с тяжестями. Как и Манул, Муи был холостяком. Он жил на государственную стипендию, учился в университете; крутой парень, очень умный, свободно говоривший на английском. Он играл ключевую роль в нашей группе, потому что переводил английские и американские культуристические журналы, а также «Плейбой».


Если вы любите спорт, то рекомендуем приучать ваших детей к спорту с самого раннего возраста, ведь в текущий век компьютерный технологий дети совсем далеки от занятий физкультуры. Мы рекмоендуем вам занятия детский фитнес.