Арнольд Шварценеггер

В то время, когда фрау Матшер начала прививать мне культуру, я впервые вошел во вкус спортивных успехов. Пивная может казаться странным местом для начала спортивной карьеры, но моя началась именно там. Это было в марте 1963 в Граце, мне было пятнадцать с половиной, там было мое первое появление на публике в форме команды Атлетического Союза: черная обувь для тренировок, коричневые носки и черный комбинезон с узкими лямками, украшенными спереди эмблемой клуба.
Обучение профессии было значительной частью процесса в профессиональном училище, в который я поступил осенью 1962. По утрам у нас были уроки, а днем мы расходились по Грацу по местам нашей работы. Это было куда лучше, чем сидеть в классе весь день. Родители знали, что я силен в математике и наслаждались тем, как я могу оперировать данным в уме. Они организовали все так, чтобы мне учиться в области коммерции, а не на сантехника, столяра или какое-то там еще ремесло.
Той весной она обнаружила, что многое изменилось. Я повстречал девушку, которая была на пару лет старше меня; она любила походы. «Я тоже люблю палатки!», - сказал я. «Есть хорошая подходящая площадка на ферме наших соседей, прямо за нашим домом. Почему бы тебе не принести туда свою палатку?». На следующий день она пришла, и мы весело провели время, ставя ее прекрасную маленькую палатку. Соседская детвора помогла нам забить колышки. Размер был как раз подходящий для двух людей, на входе была застежка на молнии.
Осенью 1962, в возрасте 15 лет, я начал новую главу в своей жизни. Я поступил в ремесленное училище в Граце и начал практику. Хотя я все еще жил у родителей, зал во многом заменял мне семью. Старшие помогали младшим. Они подсказывали, если ты делаешь что-то не так или корректировали твою технику. Карл Герстль стал одним из моих партнеров по тренировкам, мы радовались, подстегивая рвение друг у друга, дружески соревнуясь. «Я собираюсь сделать 10 повторений с этим весом, 100%!», - мог сказать Карл. Потом он делал 11, чтобы подзадорить меня, и заявлял: «Это было действительно великолепно!».
Вокруг нас всегда было полно девушек – тех, что хотели потренироваться с нами или просто повалять дурака. Нравы в Европе всегда были гораздо менее пуританскими, чем в США. К телу относились куда проще, меньше его прятали. Не было редкостью увидеть голых нудистов в частной зоне озера. Мои друзья проводили отпуск в нудистских поселениях Югославии и Франции. Пребывание там давало им ощущение свободы. Склоны холмов, кустарники и тропинки Талерзее были идеальным местом для любовников.
Арнольд повествует о том, как впервые начал заниматься бодибилдингом.
Эти ранние вылазки за пределы Таля распалили мои мечты. Я стал абсолютно убежденным, что я – особенный, предназначенный для чего-то большего. Я знал, что я смог бы быть лучшим в чем-то (хотя пока непонятно, в чем именно), и это что-то может сделать меня знаменитым. Америка была самой мощной страной, значит, мне надо было туда.
Продолжаем серию публикаций из автобиографии Арнольда Шварценеггера.
Воспоминания Арнольда о первом впечатлении, что Америка - его будующий дом.
Продолжаем серию публикаций из автобиографии Арнольда. На этот раз он повествует о своем брате, Майнхарде Шварценеггере.