Освоение в Америке

Как и обещал Джо Вейдер, я получил машину: бывший в употреблении белый Фольксваген Жук, что позволило мне почувствовать себя как дома. Как способ изучения окрестностей, я ездил в разные залы. Подружился с парнем, который управлял залом в центре Лос-Анджелеса.

Как и обещал Джо Вейдер, я получил машину: бывший в употреблении белый Фольксваген Жук, что позволило мне почувствовать себя как дома. Как способ изучения окрестностей, я ездил в разные залы. Подружился с парнем, который управлял залом в центре Лос-Анджелеса. Ездил вглубь страны, а также в Сан Диего, посмотреть, что там за залы. Люди брали меня с собой, и так я познакомился с Тихуаной (в Мексике) и Санта Барбарой. В какой-то момент я ехал с 4 культуристами в Лас Вегас на микроавтобусе Фольксваген. Нагруженный такой грудой мышц, он не мог разогнаться даже до 60 миль в час. Лас Вегас, со своими гигантскими казино, неоновыми вывесками и бесконечными игорными столами, действительно соответствовал моим ожиданиям.

Многие чемпионы тренировались в Vince's Gym; например, Лари Скотт по прозвищу «Легенда», который выиграл Мистер Олимпия в 1965 и 1966 годах. Vince’s имел ковровое покрытие и множество прекрасных тренажеров, но это не был зал для пауэрлифтеров: они там считали, что базовые упражнения для наращивания силы вроде приседаний, жима лежа и жима на наклонной скамье были устаревшим арсеналом силачей, который не способен лепить красивое тело.

В Gold's обстановка была абсолютно иной, очень суровой. Там тренировались монстры: олимпийские чемпионы по толканию ядра, профессиональные рестлеры, чемпионы-культуристы, силачи с улицы. Почти никто не тренировался в специальной форме, а наоборот – в джинсах и клетчатых рубашках, безрукавках, майках-алкоголичках, толстовках. В зале был голый пол и тяжелоатлетические платформы, где вы могли ронять 1000 фунтов, и никто бы не стал возражать. Атмосфера была ближе к той, из которой я вышел.

Джо Голд бы своего рода гением. Подростком в 30-ые он был частью движения на «Пляже Мускулов» в Санта Монике, а после службы в качестве машиниста торгового флота во время Второй Мировой вернулся и начал производить оборудование для спортзалов. Почти каждый тренажер в этом месте был разработан Джо.

Тут не было ничего деликатного: все, что создал Джо, было большим и тяжелым, и это работало. Блок был сделан с упором для ног, достаточно высоко расположенным, чтобы, прорабатывая низ широчайших, не чувствовать, что вот-вот улетишь с сидения. Когда Джо придумывал тренажер, он прислушивался к мнению окружающих более чем к своему. Еще, например, углы тяги тросов были идеальными и ничего не застревало. Он присутствовал в зале ежедневно, что значило постоянное поддержание оборудования в работоспособном состоянии.

Иногда Джо просто изобретал новые машины. Он разработал одну, чтобы выполнять «подъем на носки в наклоне». Это упражнение на голени было принципиально важным для меня, т.к., относительно остального тела, мои икры от рождения слабые и с трудом увеличиваются при тренировке. Обычно для выполнения подъема в наклоне требуется поставить носки на брусок, держа средние части стоп и пятки на весу. Потом наклонить туловище на 90 градусов, упереться руками, дождаться, когда 1-2 ваших тренировочных партнера вскарабкаются и усядутся у вас на спине, словно на муле, и начать тренировать икры, поднимая и опуская их. Но с машиной Джо в наездниках нужды не было. Вы нагружали тренажер любым необходимым весом, подлазили под него в соответствующей позе и убирали упор. Теперь на вас давил вес, скажем, в 700 футов, и вы могли делать «голень в наклоне».

Зал Голда скоро стал для меня родным домом. Рядом со столом на входе там всегда тусила группа парней, а все постоянные обитатели имели прозвища, типа Чарли «Толстая рука», «Домовой» или «Улитка». Много лет в зале работал Забо Кошевски, бывший близким другом Джо Голда. Его звали «Шеф». У него был лучший пресс – он делал 1000 повторов на него каждый день – и эти мышцы были действительно рельефны. Моему прессу было далеко до этого, и первое, что сказал мне Забо, когда мы познакомились, было то, что мне нужно сесть на диету. «Знаешь что?», - заметил он: «а ты пухленький». Джо Голд прозвал меня «Пузо-мяч», и с тех пор я был известен как «Пухленький» и «Пузомяч».

Забо приехал из Нью-Джерси, его первым именем было Ирвин. У него была целая коллекция трубок для курения гашиша. Время от времени мы ходили к нему домой раскумариться. Он читал фантастику день и ночь. Все были такие: «Эй, чувак, вау!» или «Улет!!» или «Шикарно!». Но это было нормально для Венис. Дунуть косяк было столь же обыденно, как выпить пива. Вы могли прийти к кому-нибудь домой, даже не важно, к кому именно, он мог раскурить косяк и сказать: «На, затянись!». Или разжечь трубку с гашишем, в зависимости от того, насколько искушенным в теме он был.

Я быстро усвоил, что имеют люди в виду, говоря: «Это улет, это круто». Выяснил, что астрология важна, когда пытаешься пообщаться с шикарной девушкой. Я сказал: «Ты и я - похоже, мы должны быть вместе; нам надо пообедать вдвоем».

Но она ответила: «Так, так, так, а какой ты знак зодиака?».

«Лев».

«Не, это не для меня. Это действительно не для меня. Спасибо, но нет, спасибо».

И она ушла. Я пришел в зал на следующий день и сказал: «Парни, тут у меня небольшая проблема. Я все еще учусь…», - и объяснил им ситуацию.

Забо знал, как поступить. Он ответил: «Чувак, ты должен ответить, что ты – лучший знак. Попробуй так».

Прошло несколько недель, прежде чем представился подходящий случай. Я разговаривал с девушкой за обедом, и она спросила: «Ты кто по знаку?»

«А ты как думаешь?»

«Ну, все же, какой?»

«Лучший!»

Тогда она сказала: «Ты имеешь в виду….Козерог?»

«Да!», - воскликнул я: «а откуда ты знаешь?»

«Ну, я тебе скажу, это поразительно! Этот знак так мне подходит, и мне так хорошо с тобой, я имею в виду, это как… вау!». Она была восхищена и так счастлива. Так что я начал читать про знаки зодиака, о всяких характеристиках, связанных с ними, и как они сочетаются друг с другом.

Зал Голда был той базой, на основе которой было легко завести друзей. Это место являлось плавильным котлом для персонажей со всего света: австралийцев, африканцев, европейцев. Я тренировался утром и сказал паре ребят: «Эй, не хотите сходить на обед?». Мы пошли, и они рассказали мне о своих жизнях, а я поведал им о своей, и мы стали приятелями. Вечером, придя на тренировку снова, я встретил еще нескольких парней, сходил с ними перекусить, и мы тоже познакомились.

Я был поражен, с какой готовностью люди приглашают меня в гости, и как сильно любят американцы праздновать. До приезда в Америку я никогда не отмечал день рождения; я и торта то со свечами никогда не видел. Но одна девушка пригласила меня к себе на празднование дня рождения, а когда следующим летом наступил мой день рождения, парни из зала приготовили торт со свечами для меня. Парень мог сказать: «Мне надо домой, потому что у моей сестры сегодня первый день учебных занятий в школе, так что мы будем праздновать». Или: «Сегодня у моих родителей годовщина». А я вот не мог припомнить, чтобы мои родители хотя бы когда-нибудь просто упомянули о своей годовщине.




Если желаете продвинуть свой сайт в топ, то рекомендуем вам сео продвижение сайтов