Переезд в Мюнхен

«Я всегда смогу найти тебе работу спасателем на Талерзее, так что помни – если что-то пойдет не так, тебе не стоит об этом беспокоиться». Вот что сказал мне Фреди Герстль, когда я зашел к нему попрощаться. Фреди всегда был щедрым, помогая молодежи, и я знал, что он желает мне только хорошего, но работа спасателем не была мне нужна, как, впрочем, и другие подстраховки. Хоть Мюнхен и был всего в 200 милях от Граца, для меня это было первым шагом на пути в Америку из Австрии.

Я слышал истории о Мюнхене, о том, как каждую неделю тысячи поездов приходят на вокзал. Я слышал о ночной жизни и бурной атмосфере в пивных и т.д. и т.п. Когда поезд подъезжал к городу, я начинал видеть все больше и больше домов, затем все более крупные здания, а затем, впереди, центр города. В закоулках моего сознания появились сомнения: «Как я со всем этим разберусь? Как смогу выжить?». Но в основном я успокаивал себя мантрой: «Это станет твоим новым домом». Я повернулся спиной к Грацу, я вышел оттуда, и Мюнхен должен был стать моим городом, не суть важно как именно.

Мюнхен был стремительно растущим городом, даже по стандартам экономического чуда Западной Германии, особенно явно демонстрируемого в 1966. Интернациональный город с населением в 1.2 млн.чел., он только что получил право на проведение летней олимпиады 1972 и финальных матчей чемпионата мира по футболу 1974. Олимпиада в Мюнхене символизировала трансформацию и возрождение Западной Германии в сообществе наций в качестве современной демократической силы. Везде были краны. Олимпийский стадион уже был возведен, как и новые отели, офисные и жилые здания. По всему городу были огромные раскопки – строили новый метрополитен, задуманный стать самым современным и эффективным в мире.

Hauptbahnhoff, или центральный вокзал, где я вышел из поезда, был центром всего этого. Строительные площадки нуждались в рабочих, и они стекались туда со всех концов центрального и восточного районов Европы. В зале ожидания вокзала и на его платформах вы могли услышать испанский, итальянский, турецкий и славянские языки чаще, нежели немецкий. Территория вокруг вокзала была заполнена отелями, ночными клубами, магазинами, ночлежками и коммерческими зданиями. Universum Sport Studio , зал, где мне предстояло работать, находился на Шиллерштрассе, всего в пяти минутах от станции. Улица с обеих сторон была наполнена ночными клубами и стрип-барами, которые были открыты до 4-х часов утра. Потом, в 5 часов, открывались первые места, где можно было позавтракать сосисками или выпить пива. Вы всегда могли найти место, чтобы повеселиться. Тут 19 летний парень из провинции очень быстро мог научиться, как вести себя в городе.

Альберт Бузек пообещал отправить пару парней, чтобы встретить меня на станции, и, как только я вышел на платформу, увидел ухмыляющееся лицо культуриста Франца Дишингера. Франц был основным претендентом среди юниоров на соревнованиях Best Built Man in Europe в Штутгарте, которые я выиграл годом раньше. Это был хорошо выглядящий немецкий парень, даже выше меня, но его тело еще не было достаточно развито, поэтому-то судьи и остановили свой выбор на мне. Франц - веселый парень, и мы хорошо поладили, часто смеясь над чем-нибудь вместе. Мы договорились, что если я когда-нибудь приеду в Мюнхен, мы будем партнерами по тренировкам. Перекусив на вокзале, мы с его приятелем, у которого была машина, поехали в апартаменты на окраине города, где жил Рольф Путцигер.




Люди, обладающие солидной мускулатурой, должны применять свою силу осторожно, иначе им грозит 116 статья УК РФ (побои, избиение)