Первое выступление в Америке

Таковы были мои мечты, когда я тренировался для участия в соревнованиях Мистер Вселенная в Лондоне 1968 года. Чтобы попасть в Америку, сначала я должен был начать абсолютно доминировать на европейской сцене культуризма. Победить на Мистер Вселенная в прошлом году в классе любителей было великолепным стартом. Но это автоматически поднимало меня до статуса профессионала, открывая абсолютно новое поле для состязаний. Это значило, что я должен вернуться и выиграть профессиональный титул, действуя даже более решительно, чем когда я выиграл среди любителей. Это сделало бы меня дважды Мистер Вселенная, и все бы было по-моему.

Я убедился, что ничто не будет меня отвлекать. Ни развлечения, ни работа, ни путешествия, ни девушки, ни организация соревнований Мистер Европа. Я выделил время для всех этих вещей, конечно, но моим первым приоритетом оставались тяжелые тренировки по 4-5 часов в день, 6 дней в неделю.

Пока я использовал советы, полученные от Вэга Беннета и Рега Парка, фокус моих тренировок оставался прежним. Я все еще рос физически, и хотел воспользоваться преимуществом моего естественного дара: на мой скелет можно было нарастить больше массы, чем на скелеты парней, с которыми мне предстояло соперничать. Моей целью было показаться в Виктория Пэлэс даже больше и сильней, чем в прошлом году, и просто взорвать соревнования. 6,2 футов и 250 фунтов - я производил как никогда серьезное впечатление.

День перед соревнованиями не задался. По пути в аэропорт я заехал в зал, рассчитывая получить от Рольфа Путцигера зарплату, которую собирался потратить на пребывание в Лондоне. Вместо этого, он дал мне лист бумаги и ручку. «Подпиши это, и получишь свои деньги», - сказал он. Это был контракт, в котором он значился моим агентом, и гарантировал ему долю от всех моих будущих заработков. Отойдя от шока, я ответил отказом, но зал покинул, покачиваясь. Денег было только на карманные расходы, и даже не известно точно, имею ли я до сих пор работу. Альберт одолжил мне 500 марок, так что я мог двигать в Лондон. Конечно, поездка закончилась куда лучше, чем началась – уверенной победой на Мистер Вселенная второй раз. В культуристических журналах были мои фото: я держал девушку в бикини левой рукой, демонстрируя при этом свой правый бицепс. Но еще лучше было то, что в отеле меня ожидала телеграмма. Она была от Джо Вейдера.

«Поздравляю с вашей победой», - было там написано. «Вы – новая молодая сенсация. Вы сможете стать величайшим культуристом всех времен». Дальше шло приглашение приехать в Америку на следующий уикенд для участия в соревновании Мистер Вселенная (его федерации), в Майами. «Мы покроем все издержки», - говорила телеграмма: «полковник Шустер займется всеми деталями».

Я был в глубоком трепете, получив телеграмму от бесспорного короля по производству культуристов-чемпионов. Быть крупнейшим импресарио в американском культуризме значило быть крупнейшим импресарио в мировом культуризме. Он построил международную империю связанных со строительством тела выставок, журналов, оборудования и пищевых добавок. Я приближался к своей мечте – не только быть чемпионом, но и быть в Америке. Мне не терпелось дозвониться родителям и поделиться новостью, что все идет по-моему. Я не ожидал этого, но, может быть, я смогу получить третий титул Мистер Вселенная. Это было бы невероятно в 21 год. Я был в соревновательной форме, имел инерцию. Я смогу ошарашить всех в Майами.

Полковником Шустером оказался парень средней комплекции, в деловом костюме, который приехал ко мне в отель в Лондоне позднее в тот день. Он был действительно полковником национальной гвардии США, и зарабатывал на жизнь в качестве агента на европейском рынке для компании Вейдера. Он дал мне билет на самолет, но разговоры о планах этого путешествия не зашли слишком далеко, когда он узнал, что у меня нет американской визы.

Я оставался в доме Шустера, смиряя амбиции, пока полковник ездил в американское посольство и использовал свои связи. На решение бумажных вопросов требовалась неделя. Я занимал это время лучшим образом, хотя у меня не было возможности придерживаться правильной диеты, и не было зала, где бы я мог тренироваться по 5 часов в день. Я занимался с гантелями и штангами на складе Вейдера, где их собирали. Но я отвлекался, и это было не то, к чему я привык, не то, что мне было нужно.

В минуту, когда я сел на самолет, все мое расстройство ушло. У меня была пересадка в Нью Йорке, я кружил по городу, впервые увидев небоскребы, порт Нью Йорка; Статуя Свободы была прекрасна. Что касается Майами, я не знал, чего ожидать; когда я прибыл, было дождливо. Этот город тоже меня впечатлил, но не только здания и пальмы, но и жара в октябре и то, как, казалось, она делает людей счастливыми. Я любил туристические места с их латинской музыкой. И эта смесь латиносов, черных и белых людей была поразительна: в культуризме мне уже приходилось видеть это, но пока я рос в Австрии – никогда.

Джо Вейдер запустил американскую версию Мистер Вселенная за 10 лет до этого для увеличения популярности культуризма в Соединенных Штатах, но это был первый раз, когда эти соревнования проходили во Флориде. Они сняли Miami Beach Auditorium, большой, современный зал с 2 700 мест, который был традиционным местом съемок популярного ТВ шоу Джеки Глисона. Я пропустил вступительную часть события: интервью, фуршеты, теле и киносъемки, промо-мероприятия, но, не смотря на это, ощутил американский размах происходящего. Всюду были легенды культуризма, такие, как Дэйв Дреппер и Чак Сайпс, оба имевшие титул Мистер Америка и Мистер Вселенная.

Впервые я приметил чемпиона мира по культуризму, Серджио Оливу. Серджио был эмигрантом в Соединенные Штаты из Кубы, который стал первым членом узкого круга лиц, выигравших Мистер Америка, Мистер Мир, Мистер Интернешнел, Мистер Вселенная и Мистер Олимпия. На предыдущей неделе он выиграл свою вторую подряд Олимпию. Хоть я и не был в его ранге, Олива знал, что мы скоро будем соперничать. «Он очень, очень хорош», - сказал Серджио репортерам обо мне. «В следующем году будет жесткач. Но я не волнуюсь. Я не люблю сражаться с малыми детьми». Когда я услышал об этом, то подумал: « Психологические игры уже начались».

В соревновании участвовало 2 дюжины парней, поделенных на 2 группы - высокие и низкие. Днем, в раундах на предварительном судействе, я легко побил остальных в группе высоких. Но лучшим парнем в категории низких был Мистер Америка Фрэнк Зейн, и он демонстрировал лучшую форму в своей карьере. Он выиграл соревнования Мистер Америка в Нью Йорке неделей раньше. Я был большим, хорошо сформированным и мощным, как и в Лондоне, с той же впечатляющей массой. Но неделя безделья в ожидании визы сделала меня несколько тяжелее моей идеальной формы; это означало, что при позировании мою тело смотрелось менее рельефно. Еще хуже было то, что кроме обладания мускулистым, рельефным и идеально пропорциональным телом, Зейн имел приличный загар, в то время как я был белым, как футбольный мяч. На подходе к финалу вечером он обгонял меня по баллам.

Стоя тем вечером перед толпой, я чувствовал, что смотрюсь 100% лучше, потому что позирование при статическом напряжении под светом прожекторов в течение всего дня растопило лишний вес. Это помогло сделать сравнение между мной и Фрэнком Зейном таким близким; при финальном подсчете очков мы шли бок о бок. Но более высокие баллы Фрэнка, заработанные ранее в тот день, сделали победителем его, а не меня. Я стоял на сцене, пытаясь не выглядеть ошеломленным, не смотря на то, что парень ростом на 5 дюймов ниже меня и на 50 фунтов легче получал приз.

Это было ударом. Я наконец-то выступил в Америке, как и мечтал. Но потом упустил титул Мистер Вселенная в Майами. Человеку ниже ростом и весом. Я думал, что соревнования были подстроены, т.к. он был просто недостаточно большим, чтобы меня одолеть. Пусть мне и не хватало рельефа, но он то был тощим и мелким.

В ту ночь я был в отчаянии. Моя жизнерадостность почти никогда не покидает меня, но тогда покинула. Я был за рубежом, далеко от семьи, друзей, окруженный чужестранцами в стране, на языке которой я не мог говорить. Как я зашел так далеко? Силы покидали меня. Все мои пожитки были в одной маленькой спортивной сумке; я оставил все остальное. И свою работу, похоже, тоже. У меня не было денег. Я не знал, как смогу добраться до дома.

Хуже всего, что я облажался. Великий Джо Вейдер притащил меня из-за Атлантики, чтобы дать эту возможность, но вместо того, чтобы воспользоваться случаем, я растерялся и выступил неудачно. Я жил в комнате вместе с Роем Каллендером, черным культуристом из Лондона, который участвовал также и в лондонских соревнованиях. Он был весьма участлив, обсуждая со мной проигрыш. Рой был куда более зрелым, чем я, и говорил многие вещи, не вполне для меня понятные. Он говорил о чувствах.

«Да, тяжело проиграть после такой потрясающей победы в Лондоне», - сказал он: «но помни, что на следующий год ты выиграешь, и все забудут об этом проигрыше».

Это был первый раз, когда мужчина так заботился обо мне. Я был знаком с женской заботой - ее проявляли моя мать и другие женщины. Но получить настоящее сочувствие от парня было ошеломительно. До тех пор я думал, что плачут только девочки, но закончилось тем, что я сам втихую плакал в темноте несколько часов. Это принесло серьезное облегчение.

Проснувшись следующим утром, я чувствовал себя куда лучше. В комнату проникал солнечный свет, звонил телефон рядом с кроватью.

«Арнольд!», - говорил скрипучий голос: «это Джо Вейдер. Я возле бассейна. Не хочешь присоединиться и заказать завтрак? Я бы хотел взять у тебя интервью для журнала. Мы сделаем статью о тебе, о твоих тренировках…»

Я пришел к бассейну, там был Джо, одетый в полосатый халат, ожидающий с печатной машинкой на столе. Я не мог в это поверить. Я вырос на его журналах. В них Джо Вейдер всегда изображал себя «Тренером Чемпионов», человеком, который придумал все тренировочные методы, создал культуризм и всех его великих чемпионов. Он был моим кумиром, и вот я сижу с ним у бассейна в Майами. Внезапно страхи той ночи ушли. Я снова почувствовал себя важным.

Джо был в середине своего пятого десятка, чисто выбритый, с баками и темными волосами. Он не был крупным, скорее среднего роста, но крепкий. Из журналов я знал, что он тренируется каждый день. Его голос сложно было с кем-то спутать: сильный и пронизывающий, с сильными гласными, он звучал отлично от выговора других англоязычных даже для меня. Позже я обнаружил, что он канадец.

Он выспросил все о моих тренировках. Мы проговорили несколько часов. Хоть мой английский и замедлял процесс, он чувствовал, что я могу рассказать больше остальных культуристов. Я рассказал ему все о моих занятиях в парке в «гладиаторский» период. Он наслаждался, слушая все это. Джо расспросил меня в мельчайших деталях о методах, которые я создал: о сплите, о трюках, которые Франко и я использовали, чтобы шокировать мышцы. Тем временем я все не мог поверить, что это наяву. Я думал: «Вот бы мои друзья в Мюнхене и Граце могли увидеть это - меня, сидящего с мистером Джо Вейдером, расспрашивающем о моих тренировках».

К обеду он, похоже, принял решение. «Не возвращайся в Европу», - сказал Джо в итоге: «тебе надо остаться здесь». Он предложил оплатить билеты до Калифорнии и предоставить жилье, машину, так, чтобы я мог сконцентрироваться на тренировках на весь год. Ко времени, когда снова будут проходить эти соревнования, следующей осенью, у меня будет еще попытка. Тем временем его журналы будут печатать мои методы тренировок, а он обеспечит переводчика, чтобы я мог писать свои программы и выражать свои идеи




После тренировки не грех и хорошо отдохнуть. Один из видов релакса - корпоративный отдых в подмосковье.