Скорость окисления становится максимальной лишь через 1—2 минуты работы мышц, этот эффект наверняка известен вам под названием «второе дыхание».

Между тем, мышца развивает максимальную мощность с первых же долей секунды после поступления команды к со­кращению. Гликолиз, в совокупности с окислением, не в состо­янии обеспечить необходимую скорость воспроизводства АТФ для поддержания этой мощности. Приведение в соответствие скоростей расхода и воспроизводства АТФ во время работы мышцы идет по двум направлениям.

Во-первых, постепенная активизация гликолиза и окисле­ния увеличивает количество АТФ, синтезируемое в единицу вре­мени за счет этих источников.

Во-вторых, накопление продуктов метаболизма, в ре­зультате деятельности гликолиза и окисления, снижает актив­ность АТФазы миозина и, соответственно, скорость расхода АТФ. Благодаря этим двум процессам скорости расхода и вос­производства АТФ выравниваются, и в дальнейшем движение продолжается с постепенно снижающейся мощностью, но в со­стоянии равновесия между количеством синтезируемого АТФ и потребностями мышцы в энергии.

Итак, «отказ» мышцы наступает не из-за окончания запа­сов АТФ, а из-за снижения сократительной способности мышц в результате накопления кислых продуктов метаболизма.

До выравнивания скоростей расхода и воспроизводства энергии дефицит АТФ покрывается за счет имеющегося в мыш­це креатинфосфата. То есть креатинфосфат играет роль буфера энергии, сглаживающего несоответствия в скоростях воспроизвод­ства и потребления АТФ при резко возрастающих нагрузках.

В обычной жизни мы редко используем собственные мыш­цы на пределе их энергетических возможностей,


назад далее