Петров вышел в круг уверенно, окинул своего противника презрительным взглядом — щупл да молод — и начал первое упражнение. Металлический прут длиною в полметра и толщиною сантиметра полтора он согнул как подкову.

Шура легко сделал то же самое.

Затем взялись за длинный железный прут, который был вдвое толще первого. Петров обвил его вокруг своего тела и разогнул. Этот трюк дался Шуре с трудом. Под ногтями у него появилась кровь, в глазах потемнело. И все-таки он согнул эту ненавистную железку, снова повторил то, что сделал Петров.

Теперь в круг вынесли деревянные чурбаки. Соревнующиеся встали на них. На равном расстоянии от опор был положен камень, обвязанный толстой проволокой. Его нужно было оторвать от земли, уцепившись за проволоку одной рукой.

Первым начал Петров. Мертвой хваткой впились его пальцы в проволоку, и камень взлетел ввысь. Шура повторил.

Единодушный вздох удивления пронесся над толпой. Зрители дружно захлопали молодому силачу.

— Ну, а теперь попробуй сделать то, что сделаю я, — сказал Александр, беря в руки толстую стальную цепь.

Петров следил за ним исподлобья. Шура скрутил цепь и резко дернул. Одно звено сломалось.

Противник был явно озадачен. Он взял цепь, с сомнением повертел ее и бросил наземь.

— Победил Александр Засс! — ликующе прокричал Клим Иванович и обнял Шуру.

— Стой! — внезапно сказал Петров: — Я еще не побежден. Засс просто удивил меня своими трюками. Я хочу с ним помериться не только силой, но и храбростью. Пусть сделает то, что покажу вам я.

Шура насторожился. Неужели, в запасе у противника оказался какой-то новый, не известный ему прием?

Клим Иванович объявил, что по условиям соревнования Засс победил


назад далее