Эй, сынок! Давай первый звонок! Представление начинается! Сюда! Сюда! Все приглашаются! Стой, прохожий! Остановись! На наше чудо подивись. Барышни-вертушки, Бабы-болтушки, Старушки-стряпушки, Солдаты служивые И деды ворчливые, Горбатые, плешивые, Косопузые и вшивые, С задних рядов протолкайтесь, К кассе направляйтесь. За гривенник билет купите И в балаган входите.

Увидев в толпе отца, Шура протиснулся к нему, и они вместе стали прокладывать себе дорогу к кассе. А закликала не унимался:

Сынок! Давай третий звонок! Давай, давай! Налетай! Билеты хватай! Чудеса узрите — В Америку не захотите. Человек без костей, Гармонист Фаддей, Жонглер с факелами, На лбу самовар с углями, Огонь будем глотать, Шпаги жрать, Цыпленок лошадь пожрет, Из глаз змея поползет, Эй, люди — не дурачки! Тащите к нам пятачки! Пошли начинать — музыку прошу играть.

И началось волшебство. Лошади танцевали. Люди парили в воздухе. Жонглер балансировал на носу зажженной лампой. Все это под музыку, крики, смех.

И вдруг тишина.

— На арене — сильнейший человек в мире, Ваня Пуд, — бойко выкрикнул закликала. Все дружно захлопали в ладоши.

Вышел толстый и, видимо, очень сильный человек, раскланялся по-медвежьи. Несколько раз поднял огромную бочку, наполненную водой. Потом согнул толстенный железный прут. Предложил любому из публики повторить номер, обещал 10 рублей тому, кто сумеет. Желающих нашлось множество, удачников — ни одного.

Дальше Ваня Пуд ломал подкову. Подкидывал зубами табурет. А в конце выступления взвалил себе на плечи огромный корабельный якорь и пошел с ним к выходу под громкие аплодисменты.

Конец. Народ не спеша выходил из балагана. А в это время закликала перед входом вновь заманивал «почтеннейшую публику» посмотреть на чудеса.


назад далее