Через три месяца ему разрешили ежедневную получасовую прогулку. Тюремный двор с высокой стеной, за ним ров с водой. Крохотный каменный пятачок — сто шагов из конца в конец. Сто шагов, скованных тяжелыми неподъемными кандалами.

Но что значит все это — цепи, стена, ров, если он снова увидел солнце! Пусть ненадолго. Пусть оно холодное, зимнее. Но снова солнце на синем небе. Нет, он не намерен сдаваться. Он еще будет жить. Жить и видеть солнце!

Однажды во время такой прогулки к нему подбежала огромная овчарка. Пес недоверчиво обнюхал незнакомого человека, а потом с радостным лаем стал носиться рядом, выражая свое благодушие. Шуре он напомнил Хана, товарища детских лет. И хотя выхоленная овчарка ничем не походила на безродную дворняжку в глухой деревне под Саранском, он вдруг почувствовал, что этот пес ему близок и дорог. Видимо, и собака прониклась к нему доверием. Не прошло и десяти минут их знакомства, как она доверчиво лизнула Шуре щеку, изъявляя готовность к дружбе.

Назавтра повторилось то же самое. Вспомнив уроки Дурова, Шура попытался обучить пса некоторым несложным трюкам. Пес оказался на редкость понятливым. И через несколько дней он охотно выполнял команды «лечь», «сидеть», «идти рядом». Со скованными за спиной руками, с кандалами на ногах дрессировать собаку было неимоверно трудно. Конвоиры хохотали, глядя на жалкие попытки закованного в железо человека подчинить своей воле холеного независимого пса.

Неизвестно, чем бы все это кончилось, не вмешайся в дело начальник тюрьмы — хозяин собаки. Понаблюдав за Шуриными приемами дрессировки, он предложил ему взяться за обучение собаки всерьез.

— Что вам для этого нужно?

— Прежде всего снять кандалы, — ответил Шура: — И потом еду получше, а то я долго не протяну.

Начальник задумался


назад далее