— Хотите знать, что покупаете? — усмехнулся Александр.

— Вот именно, — невозмутимо ответил импресарио.

Александр взял стоявшую у двери железную кочергу и завязал ее двойным узлом. Синьор Пазолини внимательно осмотрел металл, вынул из кармана напильник и попробовал им твердость железа. Проверка, видимо, не разочаровала его, он удовлетворенно хмыкнул.

Однако это был еще не конец. Синьор вынул из кармана железную цепь и протянул ее Александру:

— Попробуйте разорвать.

Тот выполнил это без особых усилий.

— Превосходно, — сказал Пазолини. — Ну, а теперь сделайте то же самое грудью.

Шура стал обматывать цепь вокруг ребер. Синьор Пазолини остановил его:

— Позвольте, я сделаю это сам. Одну минуточку. Готово.

Глубокий вдох, выдох, снова вдох. Александр напрягся, цепь сдавила ребра. Еще усилие. Цепь разорвалась. Синьор Пазолини осмотрел обломки.

— Превосходно, — сказал он.— У меня нет сомнений. Теперь поговорим о формальностях. Вы получите английское подданство — это самое устойчивое государственное устройство в мире. У меня есть друзья, с их помощью мы легко устроим получение гражданства. Зарабатывать будете хорошо. Полагаю, что 20 процентов от ваших сборов выразится в круглой сумме. Это и будет ваша доля. Со мной вы не расстанетесь до тех пор, пока я этого не захочу. Иначе вам придется платить неустойку, которую не сможете заработать за всю жизнь. А английские законы строги. Вот договор, — синьор вынул из кармана бумагу, — подпишите.

Александр подписал контракт. Он не думал о последствиях. Он не верил, что такой вот листок может закабалить его на всю жизнь. Три побега — это чего-нибудь да стоит. Главное, выбраться отсюда, а там поглядим. Пазолини спрятал бумагу в карман.

— Теперь одно условие


назад далее