Абсолютное большинство энтузиастов, среди которых в начале пути был и я, неопределенно долго (пока хватает терпения либо до хронических травм) буксует в пределах первых тридцати недель, для пополнения же инструкторских кадров отбирают людей молодых и физически одаренных. При безусловной лояльности к существующей внутренней политике они сертифицируются, даже отдаленно не владея тем спектром асан, которые выполнял в их возрасте Айенгар.

Пару лет назад ко мне обратился  давний знакомый, мы встретились с ним в 1989 на занятиях, которые вел Гуруджи в спорткомплексе второго Московского мединститута. С тех пор отставной летчик практиковал только в русле этой школы. Имея железное здоровье, за восемь лет занятий «по Айенгару» он заработал тахикардию и проблемы с мозговым кровообращением, частично ему удалось восстановиться только радикальным уменьшением количества выполняемых за одну тренировку поз и глубокой релаксацией.

Работы Бихарской школы (до 1983), неизменно подчеркивают: основа йоги – глубокое расслабление, неизвестное европейцам, именно ему следует обучать в первую очередь. На мой взгляд, ССС тем и велик что, представляя тантрическую ветвь йоги, он, в отличие от прочих, поставил глубокое расслабление во главу угла любых психотехник, не говоря уже об асанах.

Рассмотрим исполнительский алгоритм Пашимоттанасаны, применимый также ко многим позам на растяжку, гибкость, и скручивание. Итак, я уселся на коврик, вытянул вперед прямые в коленях ноги, закрыл глаза, взялся руками за ступни (если это возможно, если нет – зацепил их кольцом из ремня), полностью расслабил тело и начал медленно, почти самопроизвольно, подавать туловище вперед и вниз, сохраняя спину (без специальных стараний) относительно прямой


назад далее