Главное препятствие - кожа, она необыкновенно прочная, когда игла минует ее, то дальше особых затруднений нет. Надо просто сохранять релаксацию и покой, неприятные ощущения минимальны, крови нет вообще, а после извлечения иглы из ранки выступает лимфа.

На самом деле все это не имеет отношения к йоге, боль ни в каком виде не совместима с ней кроме случаев хронических заболеваний опорно-двигательного аппарата и сброса накопленных в бессознательном деформаций.

В позах с преобладающим силовым компонентом состояние опорно-двигательного аппарата несколько иное. Обычно в повседневности более всего задействованы мышцы, обеспечивающие вертикальное положение тела, все прочее автоматически расслаблено, отвечая принципу минимизации, открытому Н.Бехтеревой.

Вспомним: «Любое движение йоги должно выполняться без возбуждения этим движением» (Айенгар). Что это значит? В состав любой физической работы всегда входит волевая поддержка, ее наличие особенно заметно при сильной усталости: когда у спортсмена или бойца иссякают ресурсы, он держится на воле, как говорят – «на зубах».

Но физические усилия в асанах, какими бы интенсивными они не были, не должны нарушать преобладания парасимпатики, вот одно из парадоксальных требований Хатха-йоги. Когда полная релаксация освоена то, говоря языком физиологии, происходит «...Надспинальное торможение рефлекторной дуги, обрыв так называемой гамма-петли. Сознательное (и глубочайшее) расслабление действует как вышестоящая инстанция по отношению к периферийным спинальным центрам управления и отключает их» («Физиологические аспекты йоги», с. 54).

Иными словами, мышцы в силовых асанах растягиваются (или сжимаются) до предела, а ответной сократительной реакции нет, поскольку глубокая релаксация тормозит, а затем и прерывает полностью обратную связь. Работа есть, и мощная, но сигналы с периферии не проходят, ЦНС временно отрезана от опорно-двигательного аппарата. Когда такое состояние становится реальностью, работа в нагрузочных асанах перестает «вздергивать» ЦНС. Тело становится автономным - поразительное ощущение! Об этом говорят мастера каратэ и у-шу, упоминая о «центре», который находится где-то в животе и остается неподвижным, какие бы сложные вольты в пространстве не выполнял адепт.

Расширение адаптивных возможностей синергично, свойства, приобретенные в каком-либо виде деятельности, проявляются всюду. Скажем, в пранаяме мы тренируем организм к повышению уровня углекислоты и, как следствие, в этом же процессе более качественно усваивается кислород. Когда мышечная работа «отцеплена» от нервной поддержки, становится ясно, какое громадное количество энергии человек растрачивает понапрасну во время бодрствования.

В состоянии покоя весь объем крови совершает полный «оборот» по телу примерно за три минуты, это время и является кратным для выдержки «лежачих» и «сидячих» асан (кроме базовых). Длительная же экспозиция должна сопровождаться высоким качеством релаксации, в противном случае можно незаметно перегрузиться.

Чем полней расслаблена не задействованная в сохранении позы мышечная «периферия», тем более избирательно и полно задействуется то, что работает, со временем это дает огромную физическую силу. Один из секретов Хатха-йоги заключен в точечной фокусировке усилий и способности долго сохранять ее без утраты общей релаксации. Асаны либо их блоки (несколько поз, выполненных с минимальным интервалом в минуту либо две) следует разделять более длинными паузами, например трехминутной Шавасаной, за это время «стирается» силовой рисунок предыдущей формы и возникает молчание ума. Есть комбинированные позы такие, как Падмасана в Сарванганасане, Сиршасане и т. д., при их выполнении одновременно соблюдается все, описанное выше.

Одним из следствий регулярных практики асан является устранение разницы между правым и левым, отсюда требование симметричного выполнения. Если симметрия нарушена изначально, следует выполнить позу в проблемную сторону, затем в удобную, и опять в проблемную.

И последнее: для наиболее эффективной настройки лучше всего начинать ежедневную практику с базовых поз: Пашимоттанасаны, Сиддхасаны, Вирасаны либо Сиршасаны. Вечерние занятия вообще целесообразно открывать циклом «перевернутых».

Когда-то с легкой руки Б.Сахарова я начал (и продолжаю по сей день) в качестве универсального ключа использовать Пашимоттанасану, выполняя ее от одного до трех раз в начале практики, это позволяет отстроиться от влияния текущих геомагнитных возмущений, которые отражены в теле. Во время занятий йогой рекомендуется положение лицом на восток, хотя это и не принципиально.

Начальная гибкость варьирует в зависимости от времени суток: в шесть утра она может быть одной, в половине седьмого другой, еще через час - третьей, поэтому оптимальное время для асан следует определить эмпирически.

Каждую позу допустимо повторять от трех до пяти раз - по необходимости. После начального и при каждом последующем подходе форма (в асанах на гибкость и растяжку) должна спонтанно улучшаться, если этого нет - повторы нецелесообразны.

Итак, когда полная релаксация освоена возникает ряд следствий.

Первое - спонтанный прирост гибкости (никогда не являющийся целью, но сопутствующий грамотной практике). Все известные системы физического развития (от Древней Греции до современного бодибилдинга) воздействуют на мышечный корсет посредством активного движения, с отягощением или без оного. Единственным исключением был знаменитый силач Александр Засс (Железный Самсон), он применял изометрию известным лишь ему способом, что позволяло делать трюки, повторить которые так никто больше и не смог. Йога – та же изометрия, но реализуемая не за счет предельных физических усилий, а посредством регулирования времени выдержки определенных форм (положений) тела.

Второе - торможение сознания: посредством привязки внимания к телу и в результате качественного выполнения асан восприятие вначале освобождается от контакта с внешним миром, а затем и от ощущений. Когда удается отделить восприятие от самопроизвольной ментальной суеты, возникает молчание ума - начальная стадия ЧВН. Если есть предрасположенность, то в процессе освоения йоги субъект получает возможность управления непроизвольными функциями организма - это факиризм.

После того, как адепт научился избавляться от ощущений (следовательно, освоил дозировку нагрузки в асанах), главная его задача – получить произвольный доступ к молчанию ума (оно же – ЧВН). С помощью наставника или самостоятельно адепт должен найти «ключ» (или ряд «ключей») такого доступа исходя из особенностей репрезентации. И когда доступ получен, начинается подлинная практика йоги – процесс очистки и восстановления системы (психосоматики). Каждый раз, в асанах либо паузах между ними (а затем и «сплошняком»), дистанцируясь от спонтанных ментальных процессов, йогин входит в ЧВН. Именно в моменты такого выпадения начинается сброс вытесненного материала. По мере ежедневной реализации этого процесса жизнь и судьба человека изменяются полностью. Такой эффект йоги всегда почитался волшебством, ибо его невозможно получить в рамках какой-либо системы самосовершенствования, использующей осознанную активность ума и тела. При обычном состоянии сознания в любом виде деятельности можно получать только обычные результаты.

Из материалов конференции 30.03.2004, Федор: «Виктор, я давно хотел спросить. Вероятно, вы знакомы с теорией функциональных систем П.К.Анохина. Интересно, насколько вписалась означенная теория в ваше понимание практики йоги?»

Своему пониманию я обязан, кроме всего прочего, и теории функциональных систем. По Анохину системообразующий фактор - это полезный конечный результат. Именно руководствуясь им, система каждый раз заново выстраивает конфигурацию своих действий и отчасти – свою собственную структуру. Когда мы бодрствуем, пространство сознания забито ментальной работой и бесконечным целеполаганием, ведь все что человек делает, делается им для чего-то. Когда же привычное кипение ума сходит на нет сознание становится пустым и целеполагание прекращается. Система «видит» это чудное явление и, если оно повторяется систематически, постепенно к нему привыкает. Затем, в периоды ментального затишья она начинает действовать (поскольку ничто ей не мешает) в своих собственных интересах, сама ставит цель и сама же реализует ее. А цель у системы всегда одна и та же («одна, но пламенная страсть») – это текущий «ремонт», восстановление психофизиологических кондиций и выход к состоянию устойчивого гомеостаза, к его ультрастабильности. Таким образом, в процессе классической практики асан начинается и протекает до своего полного завершения общее оздоровление психосоматики - этакий «мелкий» побочный эффект! Который является бесценным для миллионов людей и недостижим сегодня в таких масштабах и с таким качеством чем-либо еще кроме классической йоги Патанджали.


назад далее