Есть, конечно, там, внутри, едва уловимые отзвуки подвижек в опорно-двигательном аппарате, но они не втыкаются в сознание, не нарушают его однородности. В восприятии могут проскакивать отдельные «искры» ярких ощущений, но они сразу и бесследно исчезают.

Ощущения, не снимаемые релаксацией относятся к разряду сильных, с ними в йоге не работают, нужно упростить форму и таким образом «перевести» их в класс умеренных, подвластных «растворению».

Повторюсь: есть более рискованный вариант - не зависать на точке касания, но частично войти в ощущение, а уже затем, расслабляясь, «растворить» его и выбрать возникшую «слабину» формы. Держаться перед ощущением - способ более «чистый» и безопасный.

Обратимся к силовым позам. В русском языке усилие больше ассоциируется с движением, а напряжение скорее с неподвижностью. Уровень мышечной работы в асанах должен быть таким, чтобы:

1). нервный импульс не «проламывался» в двигательные структуры ЦНС;

2). не возникали ощущения, интенсивность которых нарушает общую релаксацию.

С «букетом» сигналов от тела необходимо детально разбираться в каждой позе, таким образом, коммуникация «тело-сознание» осваивается и приобретает искомое качество.

В любой асане всегда присутствует три этапа релаксации: мышечная, организуемая волевым импульсом, ментальная, и дорасслабление, ей сопутствующее.

Далеко не все в нашей жизни можно организовать произвольно, последовательными шагами. Во многих процессах и событиях нет непрерывности, свойственной логическим построениям (об этом, кстати, напоминает смерть). Нет у меня, скажем, навыков получения самадхи, я не предшествую этому опыту, а прежний непригоден. Нет мостика таких осознанных действий, которые привели бы меня туда


назад далее