непроизвольные движения туловища и/или мышц лица, в восприятии  проступает «гул» работы отдельных мышц либо их групп, звучание движения крови в теле.

- Полное [достоверное и однозначное] молчание ума возникает далеко не сразу. И отнюдь не у каждого адепта йоги, а только у части кинестетиков и дигиталов. Если садхака «видит» и/или «слышит» свои мысли, то полной и окончательной тишины в сознании может и не наступить [хотя и не факт]. Как правило, спонтанная деятельность [«продукция»] ума отодвигается на задний план и как бы выцветает. Появляется не очень ясная, но четкая дистанция: ты – здесь – занимаешься йогой, отслеживая отсутствие ощущений в теле, улавливая сигналы к выходу из позы. А там, на «дне» сознания, как на экране работающего TV что-то мелькает, говорит, вертится… Часть Я, практикующая йогу, наблюдает за этими фокусами отрешенно и безучастно, не втягиваясь и не пытаясь понять происходящее. Либо просто перестает их замечать;

- вообще молчание ума [ЧВН в его разных стадиях] не может наработаться быстро, его качество зависит от массы не прослеживаемых и неосознаваемых факторов, и не сводится к общему знаменателю. У кого-то это действительно тишина и мрак, у других – звездное небо, фосфены, игра цветов, «кино», сны, погружение, провалы. Согласно субъективным описаниям сознание оседает, размывается, плывет, угасает, теряет резкость, становится пунктирным, цепенеет, почти замирает.

- тем не менее, это «почти» присутствует всегда и означает третье переключение сознания – с какого-то момента оно становится однонаправленным и однородным [экаграта].

- даже если тело находится в покое и неподвижности, то при типовом уровне активности ума и переполнении его материалом повседневности, потоку мыслей [их мельканию в уме] отвечает беспрерывная игра тонуса скелетных мышц;


назад далее