И в какой-то момент, когда в теле отпустила большая часть мышечной контрактуры, а сознание начало «плыть», появились слезы. Причем лились они безостановочно все время занятий, прекращаясь только в Шавасане, а затем накатывала беспредметная и неодолимая тоска. От слезотечения болела голова, что мешало работе, поскольку практиковала дама йогу по утрам. Пришлось ей маневрировать частотой глубокого расслабления, выполняя его через день, чтобы глаза успевали восстанавливаться. Затем этап слезотечения сменился тошнотой, а она – головокружением. Все эти вегетативные фокусы продолжались около полугода и только после того, как критическая «масса» вытесненного аннигилировала, состояние пациентки стало таким, как было до стресса, она, по ее выражению – очнулась. Воспоминания о пережитом сохранились, но от них больше не трясло, они стали нейтральными. Весь процесс восстановления занял чуть больше года.

Эпизод шестой: дама тридцати лет с крайне осложненным детством. На момент начала практики в спектре ее проблем было следующее: боязнь мостов и высоты как таковой, непереносимость любых контактов с родителями, жары и холода, амнезия на большую часть прошлого, перманентная депрессия, хроническая усталость, отсутствие нормального общения с окружающими, скверная работа ЖКТ, выраженная истерия и полная неспособность концентрации внимания. Репрезентация по большей части аудиальная, ум забит постоянной болтовней, переходящей зачастую в сплошной гул. Это здорово выматывало ее, мешая сосредоточиться. Восстановление посредством йоги шло медленно, поскольку сочеталось с запущенной (из-за скверного общего состояния) работой и неудовлетворительными бытовыми условиями


назад далее