Все бы хорошо, но через какое-то время я понимаю [во сне!] что ищет она конкретно меня! И с этого момента сон превращается в кошмар. Я забился в какую-то квартиру и сижу там день, два, три. А она расположилась напротив подъезда и ждет. Мне есть хочется, и домашние не знают где я, а телефона нет – короче говоря, нужно что-то делать. А я даже во сне понимаю - что-то здесь не так! Обшарил квартиру, нашел наган насквозь ржавый, непонятно, может ли вообще выстрелить. Эта же тварь ни с места, как прикипела. Ну, собрался я с духом, наган в кармане – на всякий случай. Выхожу, вокруг ни души, внутри все дрожит. Зверь - ко мне, встал на дыбы и оперся о плечи лапами – меня аж к земле пригнуло. Из пасти дух смрадный, а у меня в душе борьба дикая: выстрелить – не выстрелить? Но понимаю даже во сне: что-то здесь не так, лучше не дергаться! Вдруг она снимает с меня лапищи, разворачивается прочь, делает три прыжка и тает в воздухе. Меня вышибло из сна, как пробку. Весь от мокрый пота, голова шальная. Жена  спрашивает: - Не заболел? Времени – полчетвертого ночи. Сполоснулся в душе, переодел белье и снова лег. Но уже, в общем, толком и не спал. И такое ощущение, что словно все вокруг как-то не так, как будто изменилось…

- Ну, поздравляю!– сказал я. Раньше ушла боль, теперь – страх, с ней связанный. Хорошо, что ты не стал чудить во сне, а повел себя правильно. Если бы испугался – могли быть варианты…

Пределы восстановления всегда индивидуальны и непредсказуемы, о чем говорит эпизод десятый. Два года назад ребята из «Вымпела» привезли ко мне бывшего своего бойца, тридцати двух лет от роду. Судя по сохранившимся кондициям, раньше у него была исключительная физическая подготовка и редкостное здоровье. Что и спасло, когда его с целью убить со всего размаха хватили бейсбольной битой по затылку


назад далее