Кроме того, подход Бутейко отличается слишком высокой избирательностью: если помогло, это заслуга автора, если нет - виноват сам больной.

Известно, что в состоянии покоя дыхательная пропорция примерно такова: 1,5 секунды вдох - 2,5 секунды выдох, около 15 циклов в минуту. Бутейко, лишая людей остатков здоровья, заставляет их вырабатывать поверхностное дыхание с темпом шесть-восемь циклов в минуту. Тренированный йог спокойно и естественно дышит в ритме один цикл в три - четыре минуты, то есть его дыхание по сравнению с бутейковским примерно в двадцать пять раз «поверхностней», а уж о цикле в две минуты и говорить нечего, такая пропорция элементарна. И при всем том - никаких криков насчет устранения всех болезней, напротив, ограничения и противопоказания пранаямы известны четко, равно как и ее полезные эффекты.

Для того, кто освоил базовую технику пранаямы, одно дыхание в минуту вообще не является достижением, мне рассказывали о людях, которые довели продолжительность цикла в полном дыхании до девяти минут.

Французский ныряльщик Жак Майоль характеризует апноэ как «сознательную или непроизвольную задержку дыхания...» («Человек-дельфин», с. 73). Он говорит, что врачи наблюдали у профессиональных йогов двадцатиминутные дыхательные задержки. Японские ныряльщицы «ама» задерживают дыхание до двух, в Полинезии рекорд пребывания под водой - две с половиной минуты.

Знаменитый ловец губок, грек Хаджи Статти, мог оставаться под водой почти семь минут (1913). Сам Жак Майоль, наработав «апноэ» четыре минуты пятнадцать секунд достиг глубины в сто метров, а задержку тренировал именно пранаямой.

«Г.Вильсон, цитируя «Азиатский ежемесячник» за март 1829 года, рассказывает о йогине, который мог задерживать дыхание на довольно длительный срок (20 - 40 минут)


назад далее