В ашхабадской ссылке переводил «Махабхарату» полиглот и нейрохирург Б.Смирнов, а на киноэкранах страны триумфально шел фильм «Индийские йоги: кто они?». Тогда же в средства массовой информации пробился первый легальный пропагандист Анатолий Зубков, опубликовавший цикл статей в журнале «Сельская молодежь», и йога начала покорение России. К сожалению – в виде, далеком от аутентичности. Впрочем, до 1989 она была официально запрещена, что отнюдь не мешало возникновению массы полулегальных секций, возглавляемых в Москве самозваными «учениками» Зубкова.

Вскоре после снятия запрета грянуло крушение Империи и йога, наравне со всем остальным, стала товаром дикого рынка эзотерики, с которым не щадя живота бьется РПЦ, хотя, согласно данным одного из социологических опросов 2001 года, православие назвали своим вероисповеданием только около 7% населения России.

Небольшое отступление. Когда-то, для снижения потерь живой силы в Афганистане нашим солдатам-срочникам предписали двухмесячный спецкурс переподготовки в Геок-Тепе. Изюминка его была гениально проста: после утренней побудки каждый боец крепил на спину тридцатикилограммовый мешок песка и жил с ним затем неразлучно до самого отбоя. При этом подготовка оставалась стандартной: марш-броски, «полоса удовольствий», стрельба и прочее, а к мешку приходилось привыкать. Тех, кому это не удалось, отправляли в Россию. Солдаты, сроднившиеся с мешком, как правило, в Афгане выживали, поскольку без него передвигались по горному рельефу быстрее любого «духа». Сам не подозревая, я когда-то пристегнул к своей жизни аналогичный «довесок» в виде йоги, разница лишь в том, что он был не вещественным. Хотя впоследствии действие это принесло результат совершенно неожиданный.

«От дней же


назад далее