функционирует как элемент неизвестного целого) может активизироваться посредством каких-то событий (например – практикой йоги либо катастрофами сознания и тела), в результате возникают сиддхи (чудеса), которые всегда вызывали у людей ощущение присутствия в мире вездесущей, всемогущей и непостижимой силы, именуемой Богом.

Вызывают ли физические травмы утрату адаптации к внешнему миру, либо они просто изолируют мозг от поля? Всегда ли перестройка коммуникации в долговременной практике йоги сопровождается полевыми проявлениями?

Неясно, что решающим образом влияет на качество и длительность жизни индивида: полная автономность сознания либо факт его коммуникации с Сетью? И каким образом действует на личность понимание (переживание) того, что она является ничтожной частью необозримого множества? Является ли мозг только органом отражения, а если нет, то каковы критерии его «подключения» к Сети? Как отличить нейрофизиологический спазм от подлинного контакта?

Мозг и продуцируемое им (либо включаемое Сетью) локальное сознание индивида - универсальный орган адаптации к окружающему миру. У животных нет самоосознанности, поэтому их адаптационные возможности весьма ограничены, но идеальны в условиях высокой стабильности параметров внешней среды. Сообщества муравьев и пчел ведут себя настолько упорядоченно что выглядят сознательными, информационный обмен у них эффективно осуществляется в отсутствие мозга, поскольку нервная система насекомого это простая цепочка нервных узлов. Колония насекомых - структура из мобильных единиц, обладающих минимумом запрограммированной автономии и ограниченным набором встроенных реакций при неизменных внешних условиях.

Реаниматологам и врачам «скорой» хорошо известно что шок, кома и потеря сознания далеко не всегда отключают восприятие


назад далее