Более того, коммуникация субъекта с внешним миром порой сохраняется даже при клинической смерти. Пенфилд обнародовал данные, согласно которым сознание функционирует при глубокой анестезии, несмотря на отсутствие активности мозга (не снимается ЭЭГ).

Мавроматис (1991) отмечает: «Самые различные формы измененных состояний сознания  имеют в своей основе сохранение его общей активности при сокращении физиологической, что отмечено парасимпатической доминантой». Иными словами, продуктивные ИСС, а не оглушение, достижимы лишь при неподвижности и глубокой ментальной релаксации, что по закону вегетативного маятника возникает после хорошей нагрузки и достижения начального этапа ЧВН, полученного в традиционной практике асан.

«Не существует ли в нас наряду с корой головного мозга какой-нибудь другой нервной основы, способной к мышлению, или процессы, происходящие во время потери сознания, являются феноменами синхронистичности? То есть, они не связаны с органическими процессами?» («Синхронистичность», с. 290).

И далее: «У человека кома не парализует вегетатику. Может, в это время она становится носителем психических функций? Не являются ли сны порождением не столько спящей коры (сознание «выключено», во время сна оно отсутствует - В.Б.), сколько продуктом не спящей вегетатики? То есть, не обладают ли сны трансцендентальной природой?» (там же, с. 297). Известно, что сознание, а точнее его физиологические корреляты, отсутствует в глубокой стадии сна. В ней же, кстати, и наблюдается парадоксальная активность ВНС, причём симпатической её части.

Роберт А.Монро, автор методики Hemi-Syng (в русском переводе «Путешествие вне тела»), утверждает, что сознание и ум - явления не локальные, он именует телепатию невербальной коммуникацией (НВК).


назад далее