Тогдашним летом мы с сыном уезжали в Крым, и я посоветовал Роману приступать к занятиям, не дожидаясь моего возвращения.

 - Нет, - апатично сказал он, - без тебя не хочу, подготовлюсь морально, а вернешься, тогда и начнем…

И мы уехали. Однажды утром я с удивлением узрел на пляже в бухте Ласпи старого друга, с которым мы не виделись несколько лет. Он поздоровался и спросил:  - Слушай, есть у тебя в Москве знакомый по имени Роман? Имей в виду, с ним нехорошее что-то случилось…

Роман так не успел начать работу с телом, в которой так нуждался и которой с таким роковым упорством пренебрегал, он погиб в исключительно нелепой автомобильной катастрофе. Если дух развивается без сопутствующей трансформации физической оболочки, судьба с какого-то момента начинает работать на разрыв.

История вторая началась в 1989. Накануне первой Всесоюзной конференции по йоге меня пригласила в гости Елена Олеговна Федотова. В 1988 вместе с представителем НИИ нормальной физиологии им. П.К.Анохина она была направлена научно-техническим управлением Минздрава СССР (возглавлял его тогда профессор В.И.Ильин) в Индию, где они посетили ряд ашрамов. Поездка была предпринята в рамках подготовки к конференции, знаменующей выход йоги из опалы. В беседе нашей Федотова сказала, что благодаря ее стараниям в Москву прибывает всемирно известный гуру Б.К.С.Айенгар и хорошо, если бы кто-нибудь из наших самодеятельных йогов поразил его своими успехами настолько, что он открыл бы здесь свой филиал.

- Ему видней - сказал я тогда, -  это как Бог даст.

Случилось так, что Айенгар выделил меня из толпы энтузиастов во время массового занятия в спорткомплексе 2-го Мединститута, он даже лично (дожимая своим весом мою поясницу к полу) походил по мне ногами в Супта Вирасане, с чем тут же, просияв, поздравили меня Дхармаверсингх и Фаек Бириа: - Для ученика это великая честь!

На следующий день вместе с обоими секретарями Айенгар приехал ко мне в гости, на Ленинский проспект, Федотова присутствовала в качестве переводчика. Затем, через какое-то время после отбытия в Индию, он прислал ей и мне приглашения на месячный курс в Пуну. Я не стал дергаться, поскольку не имел тогда возможности, да и особого желания, кроме того, мое понимание йоги, весьма отличное от метода Айенгара, к тому времени вполне сложилось. Федотова же прошла в Индии этот курс, получила свидетельство об участии в семинаре и, не мудрствуя лукаво, основала московский центр Айенгар-йоги. После этого, забросив основной род деятельности, Елена Олеговна ринулась в бурные события, знаменующие выход йоги из подполья. Ее можно понять: кандидатов наук хоть пруд пруди, а возможность стать владельцем собственного дела выпадает далеко не каждому.

То было легендарное время: легализовалось множество апологетов Зубкова, а новоиспеченный центр Федотовой отлично спелся с мутными ребятами из спортивных госструктур. Один из них, Ю.Белоус, тогдашний глава НПЦ при НИИ Госкоморта, сразу после того, как Айенгар проявил ко мне внимание, предложил возглавить их секцию йоги вместо Л.Тетерникова, но я отказался. К тому моменту Тетерников уже покинул фирму Белоуса, после конференции у него, как у вице-президента Ассоциации йоги СССР, на руках оказались все козыри. Он тут же присвоил учредительные документы, печать организации и ушел в автономное плавание. Найти его по телефонам либо наяву не мог никто. Я по-прежнему работал в своем НИИ, занимаясь в свободное время терапией и наблюдая за странными событиями в йоговском мире, а удивляться было чему. В непрерывной чехарде семинаров по «йоге», закрученных Тетерниковым по всему разваливающемуся СССР (он умело пользовался своим статусом в Ассоциации, работу которой сам же и парализовал) Федотова приняла самое активное участие в качестве эксперта, хотя не могла не понимать, что связалась с отпетым мошенником. Периферийный народ ломился на эти семинары, не имея ни малейшего представления о том, что такое йога, конкурентов не было, кандидаты химических (Тетерников) и психологических наук (Федотова) снимали крутые пенки по городам и весям, тем более что при наступавшем беззаконии и безвластии нечего было опасаться.

Отснятый Далем Орловым видеоматериал, где Айенгар около часа показывал на мне нюансы асан участникам конференции, канул в небытие. Сама Федотова больше не проявлялась, а когда ей еще дважды пришлось помимо воли вместе с Фаеком посетить мой дом, была холоднее льда. На занятиях в своем Центре вела себя она по отношению к новичкам с абсолютной беспардонностью, чтобы не сказать крепче, и эту манеру вскоре усвоило ее ближайшее окружение. Было ясно, что йога для Елены Олеговны это исключительно бизнес, а я, прилюдно одобренный самим гуру, самый опасный конкурент. Она не подозревала что у меня нет ни малейшего желания втягиваться в ее самозабвенную борьбу за денежные знаки. В 1993 Федотова опубликовала свой перевод «Йога-дипики», и вскоре отбыла с сыном в США, в Стэнфорд, к мужу, который давно уже работал там по гранту. Свое московское детище она (не знаю, на каких условиях) оставила Елене Ульмасбаевой, а сама начала преподавать йогу по новому месту жительства. Я не мог взять в толк: как может человек учить людей чему-либо, не говоря уже о йоге, если его собственное поведение противоречит элементарной вежливости. Однако Бог долго ждет, да больно бьет, сделанное нами неминуемо к нам же и возвращается. В древности такой ход событий назывался гармониями, тайными путями порядка, уравновешивающими людские действия. Федотова проникла в сферу йоги, не имея на то никаких оснований, и это (на мой взгляд – именно это!) привело к тому, что осенью 1998 года она, ее муж и двенадцатилетний сын были зверски убиты в райском городке профессуры Стэнфорда, виновников полиция так и не нашла.

Если Роман упустил себя физически, то Федотову, у которой не было проблем с телом, погубила морально-этическая дремучесть. В обоих случаях итог получился равнозначно гибельным. Чтобы не завершать главу на минорной ноте, расскажу пару любопытных случаев. После нескольких лет занятий сиддхи у одной из моих учениц начали проявляться весьма специфично. Например, однажды утром у нее возникло четкое ощущение, что с сыном в школе что-то произойдет. Понятно, если оставить его дома, это «что-то» произойдет тоже, и не исключено что в гораздо худшем варианте. Поразмыслив, дама отправила сына в школу, строго-настрого предупредив, чтобы он вел себя как можно тише, а затем созвонилась со знакомым хирургом. Днем, во время беготни на большой перемене ребенка толкнули, и он врезался боком в угол подоконника. Из дому, ощутив недомогание, он был сразу же доставлен в больницу, где и подвергся успешной операции по устранению разрыва селезенки.

Еще одна дама спустя год после начала практики каким-то образом стала «видеть» внутренности окружающих, в частности – пораженные болезнью места. Это повергло ее в такой шок, что на какое-то время она перестала пользоваться общественным транспортом. Когда мы обсудили ситуацию, и было сформулировано нужное намерение, способность «видеть» начала включаться только по желанию.

У каждого, кто осваивает йогу, жизнь постепенно становится прекрасной и удивительной – это и есть самое главное чудо. Сиддхи можно сравнить с конфетти. Но если конфетти является атрибутом праздника, то сиддхи – это признак будущего совершенства, его начальный симптом, подобный повышению температуры после прививки. Но если температура не падает…


назад далее