Это разновидность сиддхи, один из признаков технического (не духовного!) прогресса в практике, не гарантирующая, однако, гармоничного развития. Если морально-этические установки субъекта с самого начала не отвечают требованиям ямы-ниямы, накопленная в йоге сила может стать огромной, но для окружающих она будет опасна. Если же человек изначально пребывает в рамках морально-этических норм, то йога обеспечит ему рост силы духовной.

Йогическую трансформацию личности можно условно разделить на три этапа.

Первый, от двух до пяти лет практики - овладение технологией и накопление силы.

Второй, от пяти до десяти лет – полное очищение, настройка, возникновение и прирост силы.

Третий, от десяти лет и выше - внутрипсихическая интеграция (вплоть до возможного контакта с Единым)

Превосходство над окружающими – очень большое искушение, однако уже древние знали: «Там, где есть сила, нет любви, там, где есть любовь - сила не имеет значения». Сила может стать большой проблемой, в том числе и для ее обладателя, недаром заметил дон Хуан в одном из романов Кастанеды: «Я не могу отвечать за то, что произойдет с людьми, которым доведется встретиться со мной в этой жизни». Сила может применяться только для оптимизации духовного роста учеников и экстренной помощи им, но не для получения материальных выгод, в этом случае она исчезнет либо разрушит своего владельца.

Йог должен быть легким и текучим, наиболее полно такому требованию отвечает вода: она не имеет собственной формы, и поверхность ее в покое зеркальна. Отражение пациента и его проблем, реализуемое мастером йоги, это не фрейдовское бесстрастие терапевта, из трех основных стилей межличностного контакта (субординационный, демократичный и отчужденный)  мастер должен свободно владеть любым, равно как и сочетанием их. Обладая свойствами зеркальности - силой и покоем – мастер йоги должен быть для ученика (или пациента) обратной связью, с помощью которой последний постепенно осознает контуры проблем, скрытых от его восприятия подобно пятнадцатому камню сада Реандзи.

Один из признаков высокого качества силы – непрерывный транзит отражений без «залипания», абсолютное невмешательство в личную жизнь учеников (пациентов) при исчерпывающей (когда это необходимо) осведомленности в их действительных проблемах. Если учитель предпочитает коллективные формы тренировки, то ученики не получат навыков самостоятельной работы. Если он дает йогу авторитарно, как в Индии, то тем самым заведомо приучает студентов быть ведомыми, что может обернуться опасной привычкой к управляемости.

В псевдойоговской эзотерике умышленно муссируется тема скрытого знания. Никаких тайн в йоге нет, и не может быть, грамотный учитель просто не вводит в оборот преждевременную для данного человека информацию, которую он не может использовать в силу своего состояния, личностные же нюансы практики либо терапии всегда конфиденциальны. Замечательно сказал Кастанеда: «Я убедился на собственном опыте, что очень немногие хотят даже слушать, а тем более действовать в соответствии с тем, что они услышали. А из горстки тех, кто захочет действовать, лишь единицы имеют столько личной силы, чтобы извлечь пользу из своих действий. Так что в итоге всякая секретность выкипает в рутину - такую же пустую рутину, как и любая другая» («Учение дона Хуана. Отдельная реальность. Путешествие в Икстлан. Сказки о силе», с. 567).

В 1993 году центр «Классическая йога» организовал встречу москвичей с Амританандой Майи, святой из южной Индии, которая прибыла в страну с группой американцев, жаждавших увидеть столицу рухнувшей Империи.

Средних размеров зал был забит разношерстной публикой до отказа. В сопровождении нескольких янки на сцену вышла плотная темнокожая женщина средних лет, невысокого роста, в алом сари, компания вместе с переводчиками непринужденно расселась на стульях. Начался спонтанный контакт зала с Амританандой, вопросы - абсолютно пустые, ожидание перевода, уточнения, смех и галдеж. Святая заразительно смеялась вместе со всеми, однако американцы поглядывали на публику с ожиданием. Минут через двадцать зал притих, атмосфера неуловимо изменилась, но никто не мог понять что произошло. На самом деле все, я подчеркиваю - все находящиеся в зале! – вдруг почувствовали себя беспричинно счастливыми, как в лучший день жизни. У многих этот эффект длился потом не менее трех суток, люди особо чувствительные испытывали его около недели. При всем этом у Амритананды не было жгучей внешности, огненного взора и завораживающих пассов, сила в рекламе не нуждается. Впечатление от общения с Айенгаром было у меня иным, если от святой исходила волна транквилизации и покоя, то рядом с Гуруджи волосы поднимались дыбом, как от шаровой молнии. Безусловно, оба этих человека самореализовались, но в случае с Б.К.С.Айенгаром средством была йога. Только она дает возможность самосовершенствования без отрыва от повседневности, и если данная книга кому-то облегчит эту задачу, значит моя задача - выполнена, если же нет - «Не стреляйте в пианиста, он играет, как может».


назад далее