Семашко и всемерно поддерживался главой Всевобуча Н.Подвойским. Государству нужны были граждане, преданные идеям коммунизма, самозабвенно служащие начальству, чуждые мещанского стремления к материальному благополучию и пышущие здоровьем. Однако среднестатистический пролетарий, когда его не трогали, был вполне доволен наличием водки, махорки и карт, а о здоровье не вспоминал вообще. Этот же уклад плавно переместился и в брежневскую эпоху. В советском обществе выпивка была средством идентификации человека с окружением, средством признания со стороны коллег и товарищей. Все мои друзья юности достаточно рано и систематически стали потреблять алкоголь, при этом мы нормально учились, увлекались спелеологией, скалолазанием, пропадали на море - замечательная жизнь была тогда в Крыму! Мои настырные попытки уклонения от «народной традиции» воспринимались с досадой, мне популярно объясняли: во-первых – у нас свобода, и если человек желает выпить, какое кому до этого дело? Во-вторых: если ты нормальный мужик, то не хряпнуть за дружбу и здоровье это прямое неуважение и вызов! В-третьих, каждый здравый человек свою норму знает. В-четвертых - ты что, зараза, самый умный и дольше всех прожить хочешь?! Меня, отщепенца, сначала снисходительно и по-дружески терпели, потом привыкли, а после армии уже хвалились, как экспонатом: - Слышь, а у нас – кроме шуток! - есть пацан свой в доску, но непьющий! Да нет, не больной он, просто не пьет и все, он йог, представляешь?!

С тех пор прошло больше сорока лет. Многие из тех, кто «знал норму», спились и умерли, оставшимся давно уже не до смеха, но отказаться от спиртного они не могут (на сегодняшний день это удалось одному!). Теперь с друзьями, теми, кто еще жив, не


назад далее