раджой одного из княжеств, сын и наследник его, Тапасвиджи, с юности практиковал йогу, родился он в середине восемнадцатого века, но умер во второй половине двадцатого!

Известно, что некий Цзинъюнь, личный врач китайского генерала Ян Сена Ли, занимаясь цигуном и традиционной китайской медициной, прожил около двухсот пятидесяти лет. Правда, абхазец Ширали Муслимов достиг возраста в сто шестьдесят семь лет не имея представления о цигуне и йоге, равно как и англичанин Томас Парр, который пережил шестнадцать королей и в свои сто пятьдесят пять умер от обжорства. Понятно что главную роль в долголетии играют наследственность, образ жизни и, конечно, случай, йога лишь полностью реализует заложенный природой потенциал.

Асаны и пранаямы действуют на тело как обжиг на сырую глину: огонь обеспечивает максимальную прочность изделия, но избыток огня равносилен отсутствию. У японцев есть загадка: какая часть традиционного деревянного дома самая долговечная? Ответ: брус порога, он мерзнет, мокнет, на него постоянно наступают, он находится в абсолютно некомфортных условиях, но сохраняется гораздо дольше остального. «Йога это ослиная работа, но результат - великолепный!» (афоризм Б.К.С.Айенгара).

В конце ХХ века в Калифорнии состоялся симпозиум по долгожительству, где выяснилось, что одной из причин старения и одновременно его признаком является критическое уменьшение массы мышц тела, противостоящих силе тяжести. Причина такого уменьшения - снижение продукции соматотропного гормона гипофиза (СТГ), отвечающего, в том числе, за преобладание мышечной массы над жировой. Большое количество экспериментов с введением синтетического СТГ показало его высокую эффективность в лечении и профилактике старения. Вероятно, Хатха-йога каким-то образом запускает естественный процесс синтеза СТГ гипофизом, и опосредовано - других гормонов, поскольку результаты ее практики явно коррелируют с нормализацией функции гормональной системы. Все это чётко укладывается в нейроэндокринную теорию старения, разработанную Дильманом. Хатха-йога поддерживает функционирование психосоматики на оптимальном уровне, как скорость – мотоциклиста на вертикальной стене. Если умело запустить плоский камень по водной глади, он скользит по ней «пунктиром», то касаясь поверхности, то пролетая по воздуху. Как только скорость камня уменьшается (практика йоги либо любая другая активная физическая деятельность прекращена) - он перестает держаться на грани двух миров и тонет.

Говорят, что хотя йог и живет в мире, но не принадлежит ему целиком (не подчиняется его законам, например - средней скорости старения). Тексты натхов утверждают: «Избавленный от всех болезней, йогин развивает тело гибкое и мягкое, как внутренняя часть стебля лотоса, и так наслаждается молодостью и долголетием».

«Ни один человек не относится так сознательно и внимательно к своему здоровью, как настоящий йогин, пребывающий в неразрывной связи с тончайшими физиологическими законами, служащий образцом совершенного, абсолютного и равновесного здоровья» («Личная гигиена йога», с. 17).

Но эталон - продукт исключительных условий, умный человек никогда не будет стремиться к полному совершенству, в противном случае неизбежна ситуация по Честертону:

«Конечно, они считают, что их вера лечит все болезни тела. А лечит ли она единственную болезнь духа? - серьезно и взволнованно спросил отец Браун.

- Что же это за болезнь, - улыбнулся Фламбо.

- Уверенность в собственном здоровье, - ответил священник».

Если что-то в жизни не так, после качественного занятия всегда становится легче. Это похоже на барона Мюнхгаузена, который вытаскивал себя за волосы из болота, но в случае с йогой - чистая правда. Она дает внутреннюю, скрытую в тебе самом точку опоры, ни от чего внешнего не зависящую. Вещи бездушны, люди мгновенны, все слишком ненадежно и быстротечно. Как сказал о Мастере сборщик податей Левий Матвей: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Безусловно, покой - далеко не счастье, но безусловная его предтеча.

Йога, описанная в этой книге, не есть способ решения исключительно частных проблем, это нечто гораздо большее – элемент максимально эффективной поведенческой стратегии. Данную технологию может с успехом использовать кто угодно, в том числе и верующие (включая православных). Работа с телом и дыханием не содержит идей, она безлична, как скальпель хирурга, спасающего жизнь.

Говоря об экономически развитых странах, Юнг отметил: «Духовное развитие Запада шло совсем иными путями, чем на Востоке, а потому оно создало, пожалуй, самые неблагоприятные условия для применения йоги» («Йога и Запад», с. 38). С этим утверждением нельзя согласиться, поскольку никакие условия не препятствуют людям осваивать все более усложняющуюся бытовую технику, в том числе и компьютерную. Технология йоги не сложнее, другое дело, что существует острый дефицит тех, кто достоверно владеет ею.

Сказано в «Дхаммападе»: «Если что-либо должно быть сделано - делай, совершай с твердостью. Ибо расслабленный странник только больше поднимает пыли» («Дхаммапада», с. 112).


назад далее