На последних пяти тебе кажется, что ты отрезан от остального мира. Ничто не имеет значения, кроме ещё одного повторения. А затем ещё одного. И ещё одного. У тела открываются фантастические резервы, если заставить разум работать. Если разум сдаётся, то подход окончен. Ты уничтожен. Тело не справится в одиночку.

Ты продолжаешь в том же духе, и два последних повторения - это чистое отчаяние. Твоё тело забрасывает твой мозг сигналами, которые требуют от тебя остановиться. Не пропускай их. Если пропустишь, ты проиграл. Заблокируй эти сигналы и закончи подход.

Когда ты закончишь, тебе должно быть трудно доползти до скамьи, чтобы сделать пуловеры. Ноги должны подгибаться и стараться уронить тебя. Если ты можешь нормально ходить, то ты - лентяй.

Вот что такое тяжёлая работа в моём понимании.

Чемпионы так и качаются. Возможно, они уже не приседают на двадцать повторений, но они работают тяжело над тем, что делают. Каждое повторение они делают так, как будто от этого зависит их жизнь. Вот почему они лучше сложены и сильнее, чем ты.

Однажды я страховал одну такую знаменитость. Он делал жимы лежа. Последние два повторения были абсолютной агонией. Он закрыл глаза, сжал зубы и так долго выдавливал из себя седьмое повторение, что мне показалось, что он боролся с весом целую вечность. Вес продвигался сантиметр за сантиметром и, наконец, он выпрямил дрожащие руки. Я схватился за гриф.

Он слез со скамьи, хватая ртом воздух и обезумев от ярости. - Какого черта ты делаешь? - зарычал он.

Я моргнул и отступил на шаг. - Да ничего особенного, - сказал я. - Просто помог вернуть штангу на стойки, как ты и просил.

- Я не закончил.

- Я был на все сто уверен, что ты закончил.

- Нет, не закончил, - сказал он. - Я мог сделать ещё одно повторение.


назад далее