П.С.А. для рельефа

Около сорока лет назад в маленьком городке на западном побережье стояло большое, бесформенное сооружение, окруженное высоким дощатым забором. Оно напоминало концлагерь, но на самом деле было фабрикой и складом, где производились и выгодно продавались бочки. Владельцем был скупой лысеющий мужчина, похожий на Эбенезера Скруджа и известный под кличкой "Старая Липучка".

Старая Липучка управлял делом как владелец шахты в девятнадцатом веке. Он платил зарплату, на которую не прожила бы и крыса, а в ответ ожидал трудовых подвигов. Он считал профсоюзы чем-то вроде большевистского заговора и был уверен, что Сэмюель Гомперс (С. Гомперс - первый президент американской федерации труда в 1886-1924 гг. - прим. пер.) был в сговоре с дьяволом.

Старая Липучка считал себя человеком набожным. Он оклеил стены склада плакатами, превозносившими важность тяжкого труда для спасения души. Любой рабочий, у которого был пустой желудок или больные дети, мог утешить себя чтением плакатов о пользе бережливости.

Однажды в воскресенье, с большой помпой, Липучка принес в дар церкви большую стеклянную мозаику. В понедельник он молча урезал зарплату на фабрике на три цента в час, чтобы покрыть его стоимость. Вскоре после этого тихий мужчина средних лет начал беседовать с рабочими, когда они шли домой, и через две недели он пришел в кабинет Старой Липучки и объявил, что на фабрике создан профсоюз и коллектив готов к переговорам. Липучка вскочил на ноги и начал орать благим матом, давая понять, что ни на какие переговоры с коллективом он идти не собирается. Через три дня фабрику окружили пикеты.

Немного спустя два крупных мужчины в чёрном вышли из дома Старой Липучки одним поздним вечером. На следующее утро лидер профсоюза был найден на пустыре избитым и с переломами обеих ног


назад далее