Расслабление для набора веса

Брэндисайд это четыре с половиной мили темно-желтого песка на берегу Тихого океана. Это лучший пляж в округе. Каждое утро солнцепоклонники тысячами заполняют горячий песок, едят леденцы и завтракают, и простираются перед своим богом. И каждый вечер, из-за того что люди - самые неряшливые животные, большая машина с грохотом приезжает со стороны города и сгребает дневную дозу бумаги, пивных банок, палочек от эскимо и оберток от леденцов Херши, во множестве валяющиеся повсюду, как знак беспечного неповиновения табличкам «Не с

орить», расставленным через каждые полтораста метров.

Я выбираюсь на пляж по возможности чаще. Я люблю валяться и играть на гитаре. Мой друг Олли частенько приходит со мной и мы сидим на песке, впитываем солнце и спорим обо всем на свете.

Месяца три назад мы как раз были в Брэндисайде. Я тащился от «Элеанор Ригби», а Олли смотрел в бинокль с пятнадцатикратным увеличением на группу девчонок в бикини, игравших в волейбол метрах в тридцати от нас.

- Потрясающе, - пробормотал он.

- Олли, - сказал я, - если твоя старуха заглянет сюда и увидит, как ты строишь глазки этим соплячкам, у тебя в голове появится лишнее отверстие.

Олли возмущенно фыркнул. - Из-за здорового интереса к игре, - сказал он. - Из-за сдержанного восхищения прекрасными кусочками спорта?

- Уверен, что ты восхищаешься прекрасными кусочками, - сказал я. - Но сомневаюсь, что у них есть что-то общее со спортом.

Олли обвел пляж биноклем. Он вздрогнул и разинул рот.

- Боже мой, - выпалил он.

- Что случилось? - сказал я. - Еще бикини?

Олли уронил бинокль и показал. - Смотри.

Я повернулся. Около ста десяти килограммов мышц в хиповых сандалиях, вьющихся черных волосах, ярко-красных шортах, темных очках и буддистских четках важно шествовали по


назад далее