пляжу, держа одной рукой неплохую копию Рэкел Велч (Raquel Welch - американская киноактриса, популярная в 1960х-70х годах, прим. пер.), а другой - огромный стаканчик мороженого. Все женщины в радиусе мили начали подниматься на ноги.

Я подождал, пока они почти добрались до нас. - Эй, дядя Гарри, - закричал я. - Поаккуратнее пускай пыль в глаза.

Он подошел к нам. У его солнечных очков была оправа в виде сердечек, а стекла отливали красным.

- Клевые очки, - сказал я.

- Ничего особенного. - Он поправил очки.

Я осмотрел его с головы до ног. - Дядя Гарри, ты набрал килограмма двадцать два.

- Восемнадцать, - сказал он. Он потряс рукой, и мышцы перекатывались, как бревна.

- Ты знаешь Олли, - сказал я.

- Конечно. - Дядя Гарри усмехнулся девушке. - Это Бибси.

Бибси выпустила пузырь из жвачки и глубоко вдохнула.

Олли сдавленно пискнул.

- Чем ты занимался, дядя Гарри? - спросил я. - Ты размером с лошадь.

- Ничем особенным, - сказал он. - Одной штукой, которую я проделываю примерно раз в год.

- Что это значит?

- Набираю массу, - сказал он. - Я расслабляюсь и как следует набираю вес, а затем подсушиваюсь. Каждый раз в результате я выгляжу гораздо лучше.

- Что значит расслабляюсь? - спросил я.

- Это и значит, - сказал он. - Я расслабляюсь и набираю вес.

Бибси пошептала дяде Гарри на ухо. Он улыбнулся и потрепал ее по плечу. - Бибси хочет, чтобы я на минутку взял твою гитару. Она хочет сфотографировать меня с ней.

- Конечно, - сказал я. - Я даже щелкну вас.

Я вручил дяде Гарри гитару, взял камеру, и отошел на три метра. Он надел ремень на шею и театральным жестом ударил по струнам.

- Полегче, дядя Гарри, - сказал я. - Эта гитара стоит пятьсот баксов.

Олли наклонился ко мне. - Твой дядя играет на гитаре?

- Шутишь? - сказал я. - Старый развратник и радио-то не сумел бы включить. - Я посмотрел в видоискатель. - Снимаю.


назад далее