Дядя Гарри изящно опустил лапу на струны, напряг широчайшие и улыбнулся в объектив. - Скажи честно, - сказал он. - Похож я на половину Саймона и Гарфункела или нет?

Я еще отступил назад. - Ты похож на три четверти хора Нормана Любова, - сказал я. - Сожмись немного, чтобы поместиться в кадр.

Я нажал на кнопку и Бибси восторженно взвизгнула. Раздались аплодисменты. Я посмотрел через плечо. Девушки перестали играть в волейбол и смотрели на дядю Гарри.

Он грациозно поклонился и они еще немного похлопали.

- Слушай, - сказал я, - расскажи мне об этом твоем расслаблении.

- Да тут и рассказывать нечего, - сказал дядя Гарри. - Я заметил, что если изредка как следует нарастить вес, то это приносит пользу в будущем. После того, как я сгоняю излишки, я выгляжу лучше, чем раньше, и снова настроен на тренировки.

- Ну так и в чем же заключается расслабление, - спросил я.

- Хорошо, - сказал он. - Знаешь, когда ты тренируешься уже долго и как бы катишься по колее. Рост очень медленный и тебе все это уже надоедает.

- Почти как застой? - сказал я.

- Да, - сказал он. - Что-то вроде этого. В любом случае тебе нужно разжечь мотивацию и добиться большого роста. Вот поэтому я и расслабляюсь.

Волейболистки подошли, чтобы поближе рассмотреть дядю Гарри. Они собрались в кучку метрах в шести, пожирая его глазами. Бибси покрепче прижалась к дяде Гарри.

- Рассказывай дальше, - сказал я.

Дядя Гарри закинул руки за голову и медленно потянулся. Послышался шепот. Я посмотрел вокруг. Нас окружило около сорока человек, в основном женщины.

- Ну, - сказал он. - Первое, что я делаю, это становлюсь максимально ленивым. Прекращаю всякую деятельность.

Бибси откашлялась.

- Почти всякую, - сказал дядя Гарри. - Прекращаю плавать, бегать, бросаю другие виды спорта - все, что сжигает калории. - Он сделал паузу. - Вообще-то тут есть о чем рассказать, - сказал он, - а также об упражнениях. С чего начать?


назад далее