- Затем, - сказал он, - Я делаю приседания с поясным ремнем. Я подтягиваю ремень к самой промежности, пользуюсь маленькими блинами и подкладываю дощечку 2х4 под пятки. В результате я могу приседать так низко, что буквально сажусь на пол. Я делаю три подхода по пятнадцать и мои бедра раздуваются, как воздушные шары.

- Затем, - сказал он, - я делаю становую тягу на прямых ногах точно так же, как в прошлом месяце. Разница в том, что, когда я заканчиваю, я делаю шраги. Три подхода по пятнадцать с максимальным весом. Я стараюсь делать движение с максимальной амплитудой так, чтобы мои плечи поднимались и опускались на 7-10 см.

- И наконец, - сказал он, - я делаю тягу верхнего блока за голову. Я берусь средним хватом, не слишком большой вес, и сосредоточиваюсь на хорошей прокачке.

- Довольно короткая тренировка, - сказал я.

- Но заставляет тебя расти, - сказал он. - Это главное.

- Какие еще есть различия? - спросил я.

Дядя Гарри встал и включил музыку. Его установка это тысяча баксов красного дерева, покрытых золотой сеткой, а пульт управления сложнее, чем у космического корабля. Она слабо подсвечивается покачивающейся темно-зеленой лампой.

- Что бы ты хотел послушать? - спросил он.

- Все равно, - сказал я. - Не имеет значения.

- Как насчет Дины Дербин? - сказал он. - Или Нельсона Эдди?

Я промолчал.

- Да шучу я, - сказал он. - Развлекаюсь.

Он поставил Гордона Лайтфута

- Ну, - сказал я.

Он снова сел. - Я немного изменяю диету, - сказал он. - Я всегда придерживаюсь диеты, богатой белками и добавками, как ты знаешь, но для набора веса я немного расслабляюсь. Я по-прежнему принимаю добавки и протеин и все прочее, но добавляю несколько вещей, которые обычно не ем.

- Например?

- Десерт, - сказал он. - Кусочек пирога или немного мороженого.


назад далее