Другое подразделение выстроилось перед почтамтом и забрасывало гранаты со слезоточивым газом через окна. Ослепленные люди выходили на середину улицы, а всадники, вооруженные длинными деревянными дубинками, избивали их и проносились через толпу, как гигантская газонокосилка.

Не все мужчины вели себя смирно. Один из них - большой темноволосый человек - выскочил из дверей в самую гущу событий. Он сгреб полицейского с лошади, уложил его на мостовую, и потянулся за другим.

Человека звали Харви Фаррелл, и большую часть жизни он сражался за то, во что верил. Так было и в сражении при Дьеппе, когда германский автоматчик прошил его очередью.

Харви Фаррелл качался вместе с моим дядей Гарри. У него была огромная грудь, невероятно плотные плечи и одна из лучших пар ног, которые мне довелось видеть. Его бедра были около 70 см и были сильными, хорошо сложенными и рельефными, насколько это возможно. Я наблюдал за его тренировками, будучи ребенком, и до сих пор вижу эти ноги перед собой.

Любимым упражнением Харви Фаррелла были приседания с поясным ремнем. Он высоко оценивал их с точки зрения силы и роста. У него был специальный гриф для приседаний с поясным ремнем. Он всегда держал его наготове и никогда не использовал для других упражнений. У него был поясной ремень, который он сделал самостоятельно из кожаной сбруи. Он был грубым и толстым и тяжелым, но он выполнял свою работу, и даже Геракл не смог бы его порвать.

Харви Фаррелл считал приседания с поясным ремнем первоклассным упражнением с точки зрения потенциала для развития. Он делал их на каждой тренировке, и иногда это было единственным упражнением. Он невероятно развил свою силу в течение нескольких лет. Он мог использовать в приседаниях с поясным ремнем больший вес, чем многие используют в становой тяге.


назад далее