- Это всего лишь показатель того, что мышцы наполнены кровью и питательными веществами. Это пройдет примерно через час.

- Я не о прокачанности, - сказал Одди. - Я собственно о наборе веса. Когда мышцы выросли от качки, они остаются? Навсегда?

- Навсегда? - сказал хозяин. - Ха! Он сбросил куртку и ударил себя в грудь. - На сколько лет я выгляжу?

Одди откашлялся. - Примерно на сто четыре.

Хозяин подошел к зеркалу в полный рост. - Посмотри на это! - гремел его голос. Он втянул живот и напряг руку. - Взрослый. Зрелый. - Он провел пальцами по вискам. - Лишь легкий налет седины говорит о благородстве и мудрости. И по-прежнему, - он снова стукнул себя в грудь, - у меня тело юноши.

- Лучше бы вы его ему вернули, - пробормотал Одди. - а не то оно все покроется морщинами.

- Нет ничего на свете, - сказал хозяин, - что может хотя бы отдаленно сравниться с тренировками, направленными на развитие мышц и силы, над которыми не властно время. - Он занес кулак, чтобы снова стукнуть себя в грудь.

- Слушайте, - сказал Одди. - Прошу прощения за свой вопрос. Давайте вернемся к программе.

- Верно, - сказал хозяин. - вернемся к программе. - Он записал что-то в блокноте. - Следующее упражнение будет самым важным из всех.

Одди прервал его. - Минуточку. Я думал, что пуловеры на тренажере для сгибания ног были самым важным упражнением.

- Ни в коем случае, - сказал хозяин. - Я сказал, что пуловеры на тренажере очень важны. Они нарастят на тебе пласты мышц. Но они - не самое важное упражнение.

Он сел на скамейку. - Самое важное упражнение это тяжелые дыхательные приседания. Это лучшее упражнение из всех существующих.

- Тяжелые дыхательные приседания, - сказал он, - это основное упражнение для развития массы и силы. Ни одно упражнение не может с ними сравниться. Они составляют девяносто пять процентов любой программы.


назад далее