- Потому что они создают плохое впечатление, - ответил я. - Из-за таких, как эти двое, люди думают, что у всех в этом спорте что-то не так с головой.

- Возможно, - сказал Олли. - Думаешь, это действительно так важно?

- Разумеется, - сказал я. - Из-за таких эксгибиционистов у людей создаётся неверное представление о занятиях со штангой.

- Что ты имеешь в виду?

- Смотри сам, - сказал я. - Погляди на эту парочку.

Олли посмотрел.

- Они выделяются из толпы, верно?

Олли кивнул.

- И нет никаких сомнений, что они качаются, так?

Олли, соглашаясь со мной, кивнул.

- Ну, и кто после этого захочет, чтобы его считали таким же, как эта парочка придурков?

- Что, по-твоему, думают о них люди? - спросил Олли.

- Я скажу тебе позже, - сказал я. - Смотри - начинается главный номер.

На сцену вышли музыканты и заняли места перед микрофонами. Молодая женщина в синем платье и два молодых человека в тёмных широченных штанах и голубых рубашках с открытыми воротниками и гитарами в руках. Они начали с песни "Скажи это на горе". Звук так и перекатывался между стенами. Они взвинтили темп и удерживали его, и всё начали хлопать в такт музыке. Они доиграли до кульминации и затем резко сбросили темп и остановились.

Олли наклонился и прошептал мне что-то. Но аплодисменты были настолько оглушительными, что ему пришлось прошептать ещё раз громче:

- Взгляни-ка на них.

Один из культуристов вставал, расправив до предела свои широчайшие и осматривая зал. Я быстро взглянул на другие столики. Половина аудитории смотрела на него и перешептывалась.

Я кивнул Олли и повернулся к сцене. На этот раз музыканты сыграли медленную песню, музыка была очень гармоничной. Они снова сорвали бурные аплодисменты. Они сыграли еще с полдюжины песен, затем четыре на бис и покинули сцену.


назад далее