- Неприятно? - сказал я. - Да это трагедия просто! А знаешь, почему люди не понимают железный спорт и почему он столь непопулярен?

- Почему же? - сказал Олли.

- Я скажу тебе, почему, - ответил я. - Это всё из-за разных придурков - вроде тех двоих вон там. Ты только посмотри, как они там кривляются в своих футболках с напряжёнными мышцами. Они выставляют себя полными идиотами!

- Да не переживай ты так, - пытался успокоить меня Олли. - Ты испортишь себе вечер.

- Я не могу не переживать, - ответил я. - Ненавижу, когда кто-то позорит железный спорт.

- Не расстраивайся, - сказал Олли. - Давай лучше ещё по бутерброду закажем.

- Мы же только что съели по штуке.

- Ну и что? Давай ещё по одному съедим.

- Ладно, - сказал я. - Зови официантку.

Олли подозвал её. Она подошла и мы заказали бутерброды и кофе. Я снова посмотрел на столик, за которым сидели культуристы. Один из них напряг бицепс, а другой щупал его.

- Ты только посмотри на этих двух тупиц! - воскликнул я. - Все просто смеются над ними!

- Да расслабься ты, - сказал Олли. - Ты прямо весь покраснел.

- Не сомневаюсь, - сказал я. - Я сам чувствую, как покраснел.

Я повернулся к Олли:

- Знаешь, - сказал я, - неплохо было бы, если в каждой тренировочной программе был бы раздел, в котором говорилось, как следует вести себя культуристам после того, как они накачаются.

- Неплохая идея, - согласился Олли.

- Это отличная идея, - сказал я. - Я перечитал все курсы и журналы по культуризму, которые когда-либо печатались, и я не помню ни одного слова о развитии скромности или о том, чтобы вести себя в обществе, как нормальный человек.

Я снова посмотрел на культуристов.

- Это же как реклама. Накачавшись с помощью железа, человек начинает выглядеть по-другому. Начинаешь выделяться в любой толпе. Ну так и веди себя так, чтобы люди уважали наш спорт!

- Думаю, ты прав, - поддакнул Олли.


назад далее